Антибиотики не действуют на

Почему антибиотики бессильны против вирусов?

Антибиотики не действуют на

То, что антибиотики неэффективны против вирусов, уже давно стало азбучной истиной. Однако, как показывают опросы, 46% наших соотечественников полагают, что вирусы можно убить антибиотиками.

Причина заблуждения, вероятно, кроется в том, что антибиотики прописывают при инфекционных заболеваниях, а инфекции привычно ассоциируются с бактериями или вирусами. Хотя стоит заметить, что одними лишь бактериями и вирусами набор инфекционных агентов не ограничивается.

Вообще, антибиотиков великое множество, классифицировать их можно по разным медицинским и биологическим критериям: химическому строению, эффективности, способности действовать на разные виды бактерий или только на какую-то узкую группу (например, антибиотики, нацеленные на возбудителя туберкулёза).

Но главное объединяющее их свойство — способность подавлять рост микроорганизмов и вызывать их гибель. Чтобы понять, почему антибиотики не действуют на вирусы, надо разобраться, как они работают.

На клеточную стенку действуют бета-лактамные антибиотики, к которым относятся пенициллины, цефалоспорины и другие; полимиксины нарушают целостность мембраны бактериальной клетки.

Клеточная стенка бактерий состоит из гетерополимерных нитей, сшитых между собой короткими пептидными мостиками.

Действие пенициллина на кишечную палочку: из-за пенициллина растущая бактериальная клетка не может достраивать клеточную стенку, которая перестаёт покрывать клетку целиком, в результате чего клеточная мембрана начинает выпячиваться и рваться.

У многих вирусов кроме генома в виде ДНК или РНК и белкового капсида есть ещё дополнительная оболочка, или суперкапсид, которая состоит из фрагментов хозяйских клеточных мембран (фосфолипидов и белков) и удерживает на себе вирусные гликопротеины.

Какие слабые места антибиотики находят у бактерий?

Во-первых, клеточная стенка. Любой клетке нужна какая-то граница между ней и внешней средой — без этого и клетки-то никакой не будет. Обычно границей служит плазматическая мембрана — двойной слой липидов с белками, которые плавают в этой полужидкой поверхности.

Но бактерии пошли дальше: они кроме клеточной мембраны создали так называемую клеточную стенку — довольно мощное сооружение и к тому же весьма сложное по химическому строению. Для формирования клеточной стенки бактерии используют ряд ферментов, и если этот процесс нарушить, бактерия с большой вероятностью погибнет.

(Клеточная стенка есть также у грибов, водорослей и высших растений, но у них она создаётся на другой химической основе.)

Во-вторых, бактериям, как и всем живым существам, надо размножаться, а для этого нужно озаботиться второй копией

наследственной молекулы ДНК, которую можно было бы отдать клетке-потомку. Над этой второй копией работают специальные белки, отвечающие за репликацию, то есть за удвоение ДНК.

Для синтеза ДНК нужен «стройматериал», то есть азотистые основания, из которых ДНК состоит и которые складываются в ней в «слова» генетического кода.

Синтезом оснований-кирпичиков опять же занимаются специализированные белки.

Третья мишень антибиотиков — это трансляция, или биосинтез белка. Известно, что ДНК хорошо подходит для хранения наследственной информации, но вот считывать с неё информацию для синтеза белка не очень удобно. Поэтому между ДНК и белками существует посредник — матричная РНК.

Сначала с ДНК снимается РНК-копия, — этот процесс называется транскрипцией, а потом на РНК происходит синтез белка.

Выполняют его рибосомы, представляющие собой сложные и большие комплексы из белков и специальных молекул РНК, а также ряд белков, помогающих рибосомам справляться с их задачей.

Большинство антибиотиков в борьбе с бактериями «атакуют» одну из этих трёх главных мишеней — клеточную стенку, синтез ДНК и синтез белка в бактериях.

Например, клеточная стенка бактерий — мишень для хорошо известного антибиотика пенициллина: он блокирует ферменты, с помощью которых бактерия осуществляет строительство своей внешней оболочки. Если применить эритромицин, гентамицин или тетрациклин, то бактерии перестанут синтезировать белки.

Эти антибиотики связываются с рибосомами так, что трансляция прекращается (хотя конкретные способы подействовать на рибосому и синтез белка у эритромицина, гентамицина и тетрациклина разные).

Хинолоны подавляют работу бактериальных белков, которые нужны для распутывания нитей ДНК; без этого ДНК невозможно правильно копировать (или реплицировать), а ошибки копирования ведут к гибели бактерий.

Сульфаниламидные препараты нарушают синтез веществ, необходимых для производства нуклеотидов, из которых состоит ДНК, так что бактерии опять-таки лишаются возможности воспроизводить свой геном.

Почему же антибиотики не действуют на вирусы?

Во-первых, вспомним, что вирус — это, грубо говоря, белковая капсула с нуклеиновой кислотой внутри. Она несёт в себе наследственную информацию в виде нескольких генов, которые защищены от внешней среды белками вирусной оболочки.

Во-вторых, для размножения вирусы выбрали особенную стратегию. Каждый из них стремится создать как можно больше новых вирусных частиц, которые будут снабжены копиями генетической молекулы «родительской» частицы.

Словосочетание «генетическая молекула» использовано не случайно, так как среди молекул-хранительниц генетического материала у вирусов можно найти не только ДНК, но и РНК, причём и та и другая могут быть у них как одно-, так и двухцепочечными.

Но так или иначе вирусам, как и бактериям, как и вообще всем живым существам, для начала нужно свою генетическую молекулу размножить. Вот для этого вирус пробирается в клетку.

Что он там делает? Заставляет молекулярную машину клетки обслуживать его, вируса, генетический материал. То есть клеточные молекулы и надмолекулярные комплексы, все эти рибосомы, ферменты синтеза нуклеиновых кислот и т. д. начинают копировать вирусный геном и синтезировать вирусные белки.

Не будем вдаваться в подробности, как именно разные вирусы проникают в клетку, что за процессы происходят с их ДНК или РНК и как идёт сборка вирусных частиц. Важно, что вирусы зависят от клеточных молекулярных машин и особенно — от белоксинтезирующего «конвейера».

Бактерии, даже если проникают в клетку, свои белки и нуклеиновые кислоты синтезируют себе сами.

Что произойдёт, если к клеткам с вирусной инфекцией добавить, например, антибиотик, прерывающий процесс образования клеточной стенки? Никакой клеточной стенки у вирусов нет. И потому антибиотик, который действует на синтез клеточной стенки, ничего вирусу не сделает.

Ну а если добавить антибиотик, который подавляет процесс биосинтеза белка? Всё равно не подействует, потому что антибиотик будет искать бактериальную рибосому, а в животной клетке (в том числе человеческой) такой нет, у неё рибосома другая.

В том, что белки и белковые комплексы, которые выполняют одни и те же функции, у разных организмов различаются по структуре, ничего необычного нет. Живые организмы должны синтезировать белок, синтезировать РНК, реплицировать свою ДНК, избавляться от мутаций.

Эти процессы идут у всех трёх доменов жизни: у архей, у бактерий и у эукариот (к которым относятся и животные, и растения, и грибы), — и задействованы в них схожие молекулы и надмолекулярные комплексы. Схожие — но не одинаковые. Например, рибосомы бактерий отличаются по структуре от рибосом эукариот из-за того, что рибосомная РНК немного по-разному выглядит у тех и других.

Такая непохожесть и мешает антибактериальным антибиотикам влиять на молекулярные механизмы эукариот. Это можно сравнить с разными моделями автомобилей: любой из них довезёт вас до места, но конструкция двигателя может у них отличаться и запчасти к ним нужны разные. В случае с рибосомами таких различий достаточно, чтобы антибиотики смогли подействовать только на бактерию.

До какой степени может проявляться специализация антибиотиков? Вообще, антибиотики изначально — это вовсе не искусственные вещества, созданные химиками. Антибиотики — это химическое оружие, которое грибы и бактерии издавна используют друг против друга, чтобы избавляться от конкурентов, претендующих на те же ресурсы окружающей среды.

Лишь потом к ним добавились соединения вроде вышеупомянутых сульфаниламидов и хинолонов. Знаменитый пенициллин получили когда-то из грибов рода пенициллиум, а бактерии стрептомицеты синтезируют целый спектр антибиотиков как против бактерий, так и против других грибов.

Причём стрептомицеты до сих пор служат источником новых лекарств: не так давно исследователи из Северо-Восточного университета (США) сообщили о новой группе антибиотиков, которые были получены из бактерий Streptomyces hawaiensi, — эти новые средства действуют даже на те бактериальные клетки, которые находятся в состоянии покоя и потому не чувствуют действия обычных лекарств. Грибам и бактериям приходится воевать с каким-то определённым противником, кроме того, необходимо, чтобы их химическое оружие было безопасно для того, кто его использует. Потому-то среди антибиотиков одни обладают самой широкой антимикробной активностью, а другие срабатывают лишь против отдельных групп микроорганизмов, пусть и довольно обширных (как, например, полимиксины, действующие только на грамотрицательные бактерии).

Более того, существуют антибиотики, которые вредят именно эукариотическим клеткам, но совершенно безвредны для бактерий.

Например, стрептомицеты синтезируют циклогексимид, который подавляет работу исключительно эукариотических рибосом, и они же производят антибиотики, подавляющие рост раковых клеток.

Механизм действия этих противораковых средств может быть разным: они могут встраиваться в клеточную ДНК и мешать синтезировать РНК и новые молекулы ДНК, могут ингибировать работу ферментов, работающих с ДНК, и т. д., — но эффект от них один: раковая клетка перестаёт делиться и погибает.

Возникает вопрос: если вирусы пользуются клеточными молекулярными машинами, то нельзя ли избавиться от вирусов, подействовав на молекулярные процессы в заражённых ими клетках? Но тогда нужно быть уверенными в том, что лекарство попадёт именно в заражённую клетку и минует здоровую.

А эта задача весьма нетривиальна: надо научить лекарство отличать заражённые клетки от незаражённых.

Похожую проблему пытаются решить (и небезуспешно) в отношении опухолевых клеток: хитроумные технологии, в том числе и с приставкой нано-, разрабатываются для того, чтобы обеспечить адресную доставку лекарств именно в опухоль.

Что же до вирусов, то с ними лучше бороться, используя специфические особенности их биологии.

Вирусу можно помешать собраться в частицу, или, например, помешать выйти наружу и тем самым предотвратить заражение соседних клеток (таков механизм работы противовирусного средства занамивира), или, наоборот, помешать ему высвободить свой генетический материал в клеточную цитоплазму (так работает римантадин), или вообще запретить ему взаимодействовать с клеткой.

Вирусы не во всём полагаются на клеточные ферменты. Для синтеза ДНК или РНК они используют собственные белки-полимеразы, которые отличаются от клеточных белков и которые зашифрованы в вирусном геноме. Кроме того, такие вирусные белки могут входить в состав готовой вирусной частицы.

И антивирусное вещество может действовать как раз на такие сугубо вирусные белки: например, ацикловир подавляет работу ДНК-полимеразы вируса герпеса. Этот фермент строит молекулу ДНК из молекул-мономеров нуклеотидов, и без него вирус не может умножить свою ДНК. Ацикловир так модифицирует молекулы-мономеры, что они выводят из строя ДНК-полимеразу.

Многие РНК-вирусы, в том числе и вирус СПИДа, приходят в клетку со своей РНК и первым делом синтезируют на данной РНК молекулу ДНК, для чего опять же нужен особый белок, называемый обратной транскриптазой. И ряд противовирусных препаратов помогают ослабить вирусную инфекцию, действуя именно на этот специфический белок. На клеточные же молекулы такие противовирусные лекарства не действуют.

Ну и наконец, избавить организм от вируса можно, просто активировав иммунитет, который достаточно эффективно опознаёт вирусы и заражённые вирусами клетки.

Итак, антибактериальные антибиотики не помогут нам против вирусов просто потому, что вирусы организованы в принципе иначе, чем бактерии.

Мы не можем подействовать ни на вирусную клеточную стенку, ни на рибосомы, потому что у вирусов ни того, ни другого нет.

Мы можем лишь подавить работу некоторых вирусных белков и прервать специфические процессы в жизненном цикле вирусов, однако для этого нужны особые вещества, действующие иначе, нежели антибактериальные антибиотики.

Однако надо сделать пару уточнений. На самом деле бывает, что при вирусной простуде врачи рекомендуют принимать антибиотики, но это связано с тем, что вирусная инфекция осложняется бактериальной, с теми же симптомами.

Так что антибиотики тут нужны, но не для того, чтобы избавиться от вирусов, а для того, чтобы избавиться от «зашедших на огонёк» бактерий. Кроме того, говоря об антибиотиках, подавляющих биосинтез белка, мы упирали на то, что такие антибиотики могут взаимодействовать только с бактериальными молекулярными машинами.

Читайте также:  Тержинан это антибиотик или нет

Но, например, тетрациклиновые антибиотики активно подавляют работу и эукариотических рибосом тоже. Однако на наши клетки тетрациклины всё равно не действуют — из-за того, что не могут проникнуть сквозь клеточную мембрану (хотя бактериальная мембрана и клеточная стенка для них вполне проницаемы).

Отдельные антибиотики, например пуромицин, действуют не только на бактерии, но и на инфекционных амёб, червей-паразитов и некоторые опухолевые клетки.

Очевидно, различия между бактериальными и эукариотическими молекулами и молекулярными комплексами, участвующими в одних и тех же процессах, для ряда антибиотиков не так уж велики и они могут действовать как на те, так и на другие.

Однако это вовсе не значит, что такие вещества могут быть эффективны против вирусов.

Тут важно понять, что в случае с вирусами складываются воедино сразу несколько особенностей их биологии и антибиотик против такой суммы обстоятельств оказывается бессилен.

И второе уточнение, вытекающее из первого: может ли такая «неразборчивость» или, лучше сказать, широкая специализация антибиотиков лежать в основе побочных эффектов от них? На самом деле такие эффекты возникают не столько оттого, что антибиотики действуют на человека так же, как на бактерии, сколько оттого, что у антибиотиков обнаруживаются новые, неожиданные свойства, с их основной работой никак не связанные. Например, пенициллин и некоторые другие бета-лактамные антибиотики плохо действует на нейроны — а всё потому, что они похожи на молекулу ГАМК (гамма-аминомасляной кислоты), одного из основных нейромедиаторов. Нейромедиа-торы нужны для связи между нейронами, и добавка антибиотиков может привести к нежелательным эффектам, как если бы в нервной системе образовался избыток этих самых нейромедиаторов. В частности, некоторые из антибиотиков, как считается, могут провоцировать эпилептические припадки. Вообще, очень многие антибиотики взаимодействуют с нервными клетками, и часто такое взаимодействие приводит к негативному эффекту. И одними лишь нервными клетками дело не ограничивается: антибиотик неомицин, например, если попадает в кровь, сильно вредит почкам (к счастью, он почти не всасывается из желудочно-кишечного тракта, так что при приёме перорально, то есть через рот, не наносит никакого ущерба, кроме как кишечным бактериям).

Впрочем, главный побочный эффект от антибиотиков связан как раз с тем, что они вредят мирной желудочно-кишечной микрофлоре. Антибиотики обычно не различают, кто перед ними, мирный симбионт или патогенная бактерия, и убивают всех, кто попадётся на пути.

А ведь роль кишечных бактерий трудно переоценить: без них мы бы с трудом переваривали пищу, они поддерживают здоровый обмен веществ, помогают в настройке иммунитета и делают много чего ещё, — функции кишечной микрофлоры исследователи изучают до сих пор.

Можно себе представить, как чувствует себя организм, лишённый компаньонов-сожителей из-за лекарственной атаки.

Поэтому часто, прописывая сильный антибиотик или интенсивный антибиотический курс, врачи заодно рекомендуют принимать препараты, которые поддерживают нормальную микрофлору в пищеварительном тракте пациента.

Детальное описание иллюстрации

Источник: https://www.nkj.ru/archive/articles/24629/

Антибиотики не помогают, почему?

Эра применения антибиотиков началась в 40-х годах прошлого века с пенициллина. В то время казалось, что найдена панацея от всех инфекций. История даже сохранила факт излечения женщины с тяжелым эндокардитом – воспалением внутренней оболочки сердца, несколькими инъекциями все того же пенициллина.

Однако несколько десятков лет бесконтрольного применения этой группы препаратов привели к печальному результату. Почти полной утрате их эффективности. Уже в наше время известен случай, когда пациент погиб от сепсиса, несмотря на то, что врачи вводили ему все известные на сегодняшний день антибиотики. Каких-то 10 лет назад в такое невозможно было поверить.

К сожалению, устойчивость и бактерий, и людей сегодня развивается быстрее, чем появляются новые эффективные методы борьбы с ней. Почему так происходит? Почему не помогают антибиотики?

Причины неэффективности

В современной фармакологии существует 16 классов различных антибиотиков. Однако, независимо от вида, для того, чтобы препарат подействовал, необходимо выполнение трех условий:

  • Активное вещество должно проникнуть в клетку бактерии.
  • Оно должно подействовать на мишень, в качестве которой может выступать генетическая цепочка или клеточная стенка.
  • При этом оно должно сохранить свою структуру, от которой и зависит эффект.

А дальше как в народной сказке. Если не соблюдаются все условия, то результат лечения окажется минимальным, а в худшем случае его и вовсе не будет. Опять же именно с этими тремя условиями связано и развитие устойчивости (резистентности).

Устойчивость у бактерий

Medics

В начале эры антибиотиков резистентность бактерий если и встречалась, то в единичных случаях. Сегодня это явление доросло до пугающего масштаба. Например, согласно исследованиям ВОЗ, до 70% стафилококков, которые вызывают большинство инфекционных заболеваний, устойчивы к пенициллину, левомицетину и стрептомицину. Однако, резистентность может быть разной. Врачи выделяют:

  • Природную, свойственную бактериям изначально. То есть когда антибиотик не действует, потому что нет мишени для него или потому что он не может проникнуть внутрь клетки, или же его разрушают особые ферменты, которые вырабатывает бактерия. Примером такой устойчивости может служить микоплазма. У этой бактерии нет клеточной стенки, поэтому на неё не действуют бета-лактамные антибиотики, к которым относится довольно известный Ампициллин или Амоксициллин.
  • Приобретенную, которая появилась в итоге мутаций. Это своеобразный естественный отбор, благодаря которому выжившие после действия антибиотика бактерии приобретают новые способности. Механизм такой устойчивости может быть различным. Например, у бактерий меняются свойства клеточной стенки, и она становится непроницаемой для препарата или они начинают вырабатывать фермент его разрушающий.

Устойчивость у людей

Однако не всегда в отсутствии эффекта от лечения виноваты бактерии. Бывает, что сам человек нечувствителен к препарату, который ему назначили. Конечно, с точностью сказать заранее подействуют антибиотики в каждом конкретном случае или нет невозможно. Однако ученые составили примерный портрет человека, у которого, скорее всего, уже есть резистентность. Обычно это:

  • Люди, страдающие хроническим воспалительным заболеванием, а иногда и не одним. Периодически эти болезни обостряются, врач назначает антибиотики или же человек сам начинает их пить. Иногда без острой на то необходимости, а просто в целях профилактики.
  • Те, у кого слабый иммунитет, опять же связанный с длительным, часто бесконтрольным приемом антибиотиков.
  • Люди, которые любят лечиться, причем сразу и радикально. Те, кто предпочитает даже при простом насморке или боли в горле сразу же подключать тяжелую артиллерию.

Есть и еще один тип людей нечувствительных к антибиотикам. Это те, у кого существует индивидуальная особенность обмена веществ.

Когда антибиотик не действует?

Это далеко не все ситуации, в которых антибиотики могут быть неэффективными. Бывает так, что отсутствие улучшений при лечении связано не с резистентностью бактерий и не с особенностями обмена веществ, а с тем, что препарат применяют неправильно.

Антибиотики не помогают:

  • При вирусных инфекциях, так как действуют только на бактерии. Это значит, что пить их при ОРВИ или гриппе бесполезно. Исключением является только бактериальная инфекция, которая может развиться вместе с вирусной. Например, когда у переболевшего гриппом возникает пневмония.
  • При болях в горле, из-за того, что в большинстве случаев они также связаны с вирусной инфекцией. Исключение – ангина, вызванная стрептококком. Поэтому с сильной болью в горле лучше обратиться к врачу или хотя бы купить в аптеке специальный экспресс-тест Streptatest, который поможет определить, чем вызвано воспаление.
  • При насморке, так как чаще всего он тоже вызывается вирусной инфекцией или аллергией. Обычный простудный насморк проходит за 10 дней, редко сопровождается высокой температурой и лечения антибиотиками не требует. В противном случае вам надо обратиться к врачу.
  • При кашле, который опять же в большинстве случаев не вызывается бактериальной инфекцией, особенно если это кашель который появился при простуде.
  • При высокой температуре. Антибиотики не снимают жар и не избавляют от боли.

Далеко не всегда назначение антибиотиков оправдано при кишечном расстройстве, которое может быть вызвано непереносимостью еды или воды, аллергией или все теми же вирусами.

Что делать?

Но что делать, если антибиотик не помогает? При этом инфекцию действительно нужно лечить этими препаратами, назначил вам их врач, пьете вы правильно, соблюдая дозировку и режим приема, а эффекта нет? К сожалению, такое тоже бывает. Основным причины:

  • Недостаточная продолжительность курса. Несмотря на то что действие препарата развивается довольно быстро, заметить улучшение в состоянии можно только на 2–3 день приема.
  • Неправильно подобранная дозировка или кратность приема.
  • Неправильно подобранный антибиотик. Современные препараты относятся к широкому спектру действия, то есть способны уничтожить большинство бактерий. Но бывают и исключения, когда инфекцию вызвала именно тот вид, который к данному веществу нечувствителен.

Если вы принимаете антибиотик более трех дней и принимаете его правильно, но ваше состояние не улучшилось, обязательно обратитесь к врачу как можно скорее. Возможно, вам нужно подобрать другой препарат или скорректировать схему лечения.

Антибиотики сегодня являются одними из наиболее значимых препаратов. Благодаря им возможно вылечить множество серьезных заболеваний, которые еще недавно были смертельными.

Чтобы этого не случилось, пейте антибиотики правильно, по назначению врача и в тех случаях, когда они действительно необходимы. Только так вы сможете сохранить эффективность этих жизненно важных препаратов не только для себя, но и для будущих поколений.

Источник: http://elaxsir.ru/lekarstva/antibiotiki/antibiotiki-ne-pomogayut.html

Антибиотики терпят поражение в войне с супер-бактериями

Микробы становятся все более устойчивыми к антибиотикам, превращаясь в супер-бактерии. Если человечество не разработает новый класс лекарств, то через 10-20 лет люди будут умирать от тех инфекций, которые сегодня лечатся, предупреждают эксперты ВОЗ.

текст: Алевтина Иванова

Необходимо срочно разработать глобальный план действий для решения проблемы роста лекарственной резистентности микроорганизмов, иначе при сохранении нынешних тенденций современной медицине придет конец, заявила генеральный директор ВОЗ доктор Маргарет Чен.

По ее словам, в последние годы стремительно растет устойчивость бактерий к антибиотикам — лекарственным препаратам, которые, по сути, являются основными средствами предотвращения и лечения воспалительных процессов с тех пор, как в 1928 году английский доктор Александр Флеминг открыл пенициллин.

Почему не действуют антибиотики?

Поначалу успехи антибактериальной терапии просто ошеломляли. Среди врачей даже сложилось мнение, что инфекционные заболевания доживают свои последние дни. Но со временем восторги уступили место озабоченности.

В конце 50-х годов прошлого века появились сообщения об обнаружении видов болезнетворных микробов, не поддающихся действию известных антибиотиков.

Началась гонка на выживание: химические лаборатории синтезировали все новые поколения препаратов, а микроорганизмы столь же успешно вырабатывали к ним устойчивость. Ученые даже заговорили о появлении супер-бактерий.

Особую остроту проблема приняла в стенах инфекционных больниц и отделений гнойной хирургии, где сосредоточены возбудители большинства заболеваний и проводится массированное применение антибиотиков.

В медицинском обиходе даже появился термин «госпитальная инфекция».

По наблюдениям врачей, если заболевание развивается в домашних условиях, то оно успешно лечится большинством антибиотиков, если же такое заболевание возникает в результате заражения больничными микробами, то лечение превращается в тяжелый бой со смертью.

Основную причину нарастания микробной устойчивости к антибиотикам эксперты видят в их неоправданно широком и не всегда необходимом применении в медицине и не только.

Так, антибиотики получили распространение в животноводстве, причем их использовали не только для лечения заболевших животных, но и в качестве стимуляторов роста и продуктивности скота посредством добавления препаратов в корма.

В 1969 году вышел доклад британского доктора Сванна, в котором говорилось о негативных последствиях использования «человеческих» антибиотиков для лечения и кормления животных. И только через 30 лет Евросоюз запретил подобную практику.

Помимо этого, устойчивость бактерий является следствием неправильного употребления антибиотиков гражданами. Знаете ли вы, что против вирусов антибиотики бессильны? Так вот, опрос 27 тыс жителей Евросоюза показал, что 53% респондентов этого не знали, ошибочно полагая, что антибиотики действуют в том числе и против вирусов, например, вируса гриппа. 

В России ситуация еще хуже – помимо общей неосведомленности, имеет место бесконтрольное употребление антибиотиков, чему способствует свободная продажа антибактериальных препаратов. «В большинстве случаев люди покупают антибиотики без рецептов.

Их нет даже у тех, кто покупает лекарства по назначению врача — в лучшем случае их названия написаны на бумажке», — рассказал «ЗдравКом» провизор одной из московских аптек Игорь Бушмин.

Читайте также:  Фурамаг это антибиотик

По его наблюдениям, чаще всего люди покупают дешевые и устаревшие препараты: левомицетин («убивает все, в том числе и нормальную микрофлору»); бисептол и другие сульфаниламиды (от них «больше вреда, чем пользы»), и наконец, ампициллин ( «не навредит, но и пользы особой не принесет»).

«Наши родители лечились этими лекарствами, и мы лечимся», — вот как покупатели аптеки объясняют причину выбора именно этих препаратов, говорит Бушмин.

Кого вылечат в заповеднике патогенов

Из-за стремительного распространения микробной устойчивости к антибиотикам скоро станет невозможно лечить большинство инфекционных заболеваний, начиная от туберкулеза и заканчивая кишечной палочкой E.

coli, прогнозирует глава ВОЗ Маргарет Чен.

В перспективе для пациента может стать опасной любая медицинская процедура, в которой используют антибиотики, — от замены тазобедренного сустава до химиотерапии, от пересадки органов до неонатального ухода.

Озабоченность гендиректора ВОЗ разделяют представители медицинского и фармацевтического сообществ.

«В 1987 году, когда я готовился защищать диссертацию, в Европе было известно о существовании у бактерий одного или два устойчивых к антибиотикам ферментов, а теперь они встречаются везде – и это всего спустя 20 лет», — приводит британская The Telegraph слова руководителя направления антибактериальных лекарств фармкомпании GlaxoSmithKline Дэвида Пэйна.

Он считает, что нужно создавать новый класс антибиотиков.

Проблема заключается в том, что за последние 25 лет имеющиеся в арсенале врачей антибиотики перестали быть эффективными, а принципиально новых лекарств у современной медицины почти нет, считает доктор Чен. «Наш аптечный шкаф почти пуст», — отметила она 

Если антибиотики становятся все менее эффективными, то больному требуется более длительное, более токсичное и дорогостоящее лечение в больнице. При этом больницы становятся «рассадниками высокоустойчивых патогенов, возрастает риск того, что госпитализация пациента не вылечит, а погубит», — сказала генеральный директор ВОЗ.

Страх испытывают многие люди, в том числе врачи и микробиологи, признала в интервью The Telegraph профессор микробиологии факультета из Университета Бирмингема Лаура Пиддок: «У меня двое детей, и по самому страшному сценарию, их дети и мои внуки могут умереть от болезней, излечиваемых в 90-х».

Как принимать антибиотики

• Лекарства следует принимать только по назначению врача, в указанное в инструкции время суток; 

• За два часа до и за два часа после приема антибиотиков не стоит употреблять молоко и молочные продукты, поскольку они снижают эффективность препаратов; 

• Во время приема антибиотиков не рекомендуется употреблять алкоголь. Он влияет на обменные процессы в печени, и невозможно предсказать, как он скажется на усвоении лекарств. Известны случаи, когда прием антибиотиков в сочетание с алкоголем приводил к летальному исходу;

• Следует соблюдать рекомендованный врачом курс лечения, и продолжать принимать лекарства даже при исчезновении симптомов заболевания;

• В случае появления побочных эффектов (тошнота, диарея) необходимо проконсультироваться с врачом, который решит, стоит ли пациенту продолжать прием препарата или нет;

• Если антибиотик вызывает сыпь или другую аллергическую реакцию, не стоит нейтрализовать пробочный эффект одновременным приемом антигистаминных препаратов. Это чревато еще более тяжелыми последствиями.

фото: getbetterhealth.com

spacecoastmedicine.com

Метки статьи: антибиотики, медицина

Источник: http://zdravkom.ru/medicine/antibiotiki-terpyat-porazhenie-v-voyne-s-superbakterijami

Нелегко быть бактерией, или почему антибиотики перестают действовать

Далеко не каждый человек в современном мире заботится о своем здоровье, полагаясь на таблетки, развитие медицины, молодость или на авось. Однако даже самое прогрессивное лекарство может не помочь, если болезнь эволюционирует с огромной скоростью.

Так происходит с заболеваниями, вызванными патогенными бактериями, на которые перестают действовать антибиотики. Из-за бездумного использования таких препаратов инфекционные болезни становится все тяжелее лечить.

О том, как работают антибиотики, почему важно использовать их с осторожностью и почему бактерии все быстрее приобретают устойчивость к ним, — в нашем материале.

История одной стойкой бактерии

Всем известно, как британский бактериолог Александр Флеминг в 1928 году открыл пенициллин и как этот антибиотик спас миллионы людей от инфекций в ходе Второй Мировой войны.

В 1938 году пенициллин удалось выделить в чистом виде, но уже в 1947 году, через четыре года после начала массовых продаж лекарства, бактерия золотистого стафилококка приобрела устойчивость к нему. Антибиотик был заменен на другой, метициллин, но в 1961 году золотистый стафилококк мутировал и по отношению к нему.

Штамм бактерии стал причиной 37% смертей от сепсиса (общее заражение организма микробами, попавшими в кровь) в Великобритании в 1999 году, в то время как в 1991 году эта цифра равнялась 4%.

Сегодня половина всех инфекций, вызываемых золотистым стафилококком в США, устойчива к пенициллину, метициллину, тетрациклину и эритромицину. Поэтому единственным эффективным препаратом стал ванкомицин.

Однако устойчивые к нему штаммы бактерии стали появляться уже в 90-х годах. Первый официальный случай инфекции, устойчивой к ванкомицину, был задокументирован в США в 2002 году.

В 2011 году появился вариант ванкомицина, который пока еще может убивать золотистого стафилококка.

Это лишь один пример того, как бактерия сопротивляется лекарствам в результате эволюции на протяжении десятков лет. Из-за того, что постоянно появляются новые и новые штаммы устойчивых к медикаментам бактерий, в мире существует огромное разнообразие антибиотиков, со списком которых можно ознакомиться на «Википедии».

Источник: depositphotos.com

Почему так происходит: эволюция бактерий

Способность бактерий приобретать устойчивость к антибиотикам — это потрясающий образец эволюции в деле, позволяющей бактерии выжить во внешней агрессивной среде. Устойчивость приобретается благодаря случайным мутациям, естественному отбору, а также из-за горизонтального обмена генами.

Последнее во многом способствует быстрому распространению бактерий, так как позволяет им обмениваться генами между собой.

При этом трансфер возможен и между клетками (все бактерии — одноклеточные) двух разных видов. Клетки передают гены через специальный «генетический мост».

Считается, что на ранних стадиях развития жизни этот процесс сыграл важнейшую роль. Посмотреть анимацию трансфера можно здесь.

Ученые Гарвардской медицинской школы засняли сам процесс эволюции бактерий и их сопротивления антибиотикам. Для этого они построили огромную чашку Петри и разделили пространство в ней на девять равных долей специальными перегородками с отверстиями.

В чашку они налили специальный питательный раствор для роста бактерии Escherichia coli и запустили бактерию в боковые «загоны». При этом каждое следующее отделение чашки по направлению от краев к центральной секции содержало дозу антибиотиков, в десять раз большую, чем в предыдущем.

На видео видно, как Escherichia coli с помощью случайных мутаций и горизонтального обмена генами рушит все барьеры и достигает секции с тысячекратной дозой антибиотика почти за две недели.

Этот визуальный эксперимент наглядно показывает, что мутации развиваются лишь у маленького количества бактерий. Однако затем эти организмы быстро размножаются и передают свои гены следующим поколениям.

При этом «инициаторами» дальнейшего развития и приобретения устойчивости к антибиотикам в большей степени становятся менее устойчивые бактерии. Кроме того, мутации замедляют размножение.

Таким образом, в какой-то момент организмы просто не успевают мутировать и сразу же размножиться в новой агрессивной среде до того, как она их уничтожит. Именно тогда «прохождение» бактерии через барьеры антибиотиков заканчивается.

Недавнее исследование ученых из Гетеборгского университета показало, что, возможно, гены устойчивых к антибиотикам бактерий могут передаваться даже через загрязненный воздух в больших городах. Правда, пока бактериологи не поняли, были ли «живы» эти гены или же это был бесполезный органический мусор в воздухе.

Почему так происходит: люди используют слишком много антибиотиков

Виноваты ли люди в том, что естественная эволюция бактерий происходит все быстрее и убивать их становится все тяжелее? Еще как! Антропогенные причины перечислены в журнале Pharmacy and Therapeutics.

В основном все они сводятся к тому, что человечество использует слишком много антибиотиков, — это приводит к увеличению их концентрации в пище, воде, воздухе, почве.

В результате бактерии быстрее и проще адаптируются к антибиотикам еще вне человеческого организма.

Источник: livejournal.com

Примерно от 30% до 50% врачебных назначений антибиотиков пациентам ошибочны, показывают исследования. То есть больные лечатся не теми лекарствами, которые могут ликвидировать патогенную бактерию.

Иногда лечение антибиотиками вообще не требуется, но пациенты продолжают их принимать.

Кроме того, в аптеках продажи некоторых антибиотиков никак не ограничены, и мало сведущий в медицине человек стремится лечиться этими препаратами даже от легкой простуды или несварения.

Сегодня очень популярны различные антибактериальные гигиенические средства. Их чрезмерное использование не только не полезно, но также может существенно навредить организму.

Мало того, что эти средства убивают и полезные бактерии на нашей коже, которые предохраняют от тех же инфекций, так они еще и разрушают естественную иммунную систему человека, ведь ей больше не нужно бороться с бактериями собственными силами.

Таким образом, человек становится более беззащитным перед серьезными инфекционными болезнями.

В сельском хозяйстве антибиотики используются для ускорения роста животных и прибавки в весе. В США около 80% проданных антибиотиков применяются именно в фермерских хозяйствах. Кроме того, некоторые виды этих препаратов распыляются на растения в качестве пестицидов. Это приводит к тому, что антибиотики попадают в почвы и подземные воды. В результате наносится вред и экологии в целом.

Екатерина Умнякова

Это действительно так опасно? А как же современная медицина?

К таким естественным соединениям, которые и исследует Екатерина, относят антимикробные пептиды — белковые структуры внутри различных организмов, в том числе и внутри человеческого.

Пептиды действуют почти так же, как и антибиотики: поражают одну из «мишеней» в бактерии, в частности, ее оболочку, в результате чего клетка как бы «вытекает» и умирает. По всему миру также широко исследуются бактериофаги.

Это вирусы, которые избирательно поражают бактериальные клетки, чаще всего размножаясь внутри них и в некотором смысле растворяя их. Из ресурсов одной клетки может появиться больше 200 новых бактериофагов.

В некоторых странах использование бактериофагов в медицине запрещено, потому что еще не до конца понятно, как эти организмы могут повлиять на работу полезных человеку бактерий и других клеток.

Сегодня ученые применяют все доступные средства для моделирования и синтеза новых лекарств от бактериальных болезней.

Например, ученые в Оклахомском университете использовали компьютерный анализ различных вариаций взаимодействия антибиотика с бактерией, чтобы ускорить клинические испытания.

Однако естественная эволюция бактерий, ускоряемая использованием чрезмерного количества антибиотиков человеком, никогда не остановится, и за ней трудно угнаться.

Plague Inc. Источник: androidpluspc.com

Что же делать?

В октябре 2016 года Всемирная организация здравоохранения опубликовала список рекомендаций, которые нужно соблюдать человечеству, чтобы снизить риски устойчивости бактерий к лекарствам.

Авторы подчеркнули, что это — одна из важнейших проблем современных систем здравоохранения по всему миру, так как опасные инфекционные заболевания типа пневмонии, туберкулеза и других становится лечить намного сложнее.

Кроме того, из-за этого увеличиваются сроки госпитализации заболевших, что ведет, помимо прочего, к экономическим потерям. Поэтому человечеству необходимо изменить способы использования антибиотиков, а также развивать профилактические меры от инфекционных болезней.

Так, человек должен принимать антибиотики только по назначению врача. Сами работники медицинских организаций должны как можно более полно и точно информировать пациентов о том, почему нельзя бездумно принимать эти препараты, а также назначать их только в случае очевидной необходимости.

Производителям сельскохозяйственной продукции следует отказаться от использования антибиотиков в качестве стимулятора роста животных и растений и использовать их только для лечения первых. Власти должны поощрять такую деятельность законодательно, а также вести соответствующую пропаганду.

Во второй своей части эти рекомендации могут показаться наивными. Откажется ли владелец фермы от выгоды ради экологии? Едва ли, если это не будет финансово поощряться.

Однако каждый из нас может изменить ситуацию и хотя бы не вредить себе, принимая антибиотики с регулярностью потребления кофе.

Но для этого придется начать следить за здоровьем: спать хотя бы шесть часов в сутки, полноценно и правильно питаться, заниматься спортом и разминаться в офисе. Сможем ли?

Источник: http://news.ifmo.ru/ru/news/6240/

Что с нами будет, если антибиотики перестанут работать

370 миллионов упаковок антибиотиков продаются  в России каждый год, это второй по популярности тип лекарств

Сегодня устойчивость бактерий к антибиотикам, о которой предупреждал Флеминг, — это одна из главных проблем в медицине и в мире. С изобретением пенициллина человечество вступило в гонку: мы пытаемся обогнать эволюцию, открывая всё новые антибиотики, пока бактерии приспосабливаются к старым.

Антибиотик тетрациклин появился в 1950 году, первые бактерии с устойчивостью к нему — в 1959-м. Метициллин — в 1960 году, устойчивые к нему бактерии — в 1962-м. Ванкомицин — в 1972 году, а устойчивые бактерии — в 1988-м.

Даптомицин появился в 2003-м, первые признаки устойчивости к нему — уже в 2004-м, и так далее. Дело в том, что бактерии размножаются и развиваются очень быстро. Новое поколение бактерий появляется каждые 20 минут, поэтому микроорганизмы так быстро эволюционируют и адаптируются под внешние угрозы.

Более того, чем чаще мы используем тот или иной антибиотик, тем больше шансов мы даём бактериям развить к ним устойчивость.

Об устойчивости к антибиотикам говорят давно. Cерьёзная паника охватила научное сообщество десять лет назад с распространением стафилококка, резистентного к метициллину. Первые такие бактерии появились в 60-е годы, но тогда их была лишь малая доля.

Читайте также:  Как восстановить организм после антибиотиков ребенка

Постепенно MRSA (так называют эту бактерию, Methicillin-resistant Staphylococcus aureus) стали распространяться. В 1974 году 2 % заражённых стафилококком в США были резистентны к метициллину, в 1995-м — 22 %, в 2007-м — уже 63 %.

Сейчас каждый год в Америке 19 тысяч человек умирают от MRSA.

Теперь устойчивость к антибиотикам начинает принимать поистине апокалиптические масштабы. Мы используем их всё так же много — и почти перестали открывать новые.

Разработка нового антибиотика стоит около 1 миллиона доларов, и фармацевтические компании перестали этим заниматься — невыгодно. Новых типов антибиотиков не появляется, мы используем старые, и устойчивость к ним растёт.

Более того, стали появляться так называемые панрезистентные микроорганизмы, устойчивые к нескольким типам антибиотиков, а иногда и ко всем.

В 2009 году один из пациентов в больнице Святого Винсента в Нью-Йорке заразился после операции инфекцией, вызванной бактерией Klebsiella pneumoniae. Бактерия была устойчива ко всем антибиотикам. Он умер через 14 дней после заражения.

Британское правительство запустило проект по прогнозированию устойчивости к антибиотикам: учёные считают, что если ситуация будет развиваться так же, как и сегодня, то к 2050 году 10 миллионов человек в год будут умирать из-за устойчивых бактерий.

Самое печальное, что человечество виновато в этом само. Мы обращались с антибиотиками крайне неаккуратно. Большинство людей не понимают, как работает устойчивость к антибиотикам и как они должны быть использованы. Мы постоянно лечимся ими, когда это совсем не нужно.

Немало стран, где антибиотики до сих пор можно купить в аптеке без рецепта. Даже в России, где официально их продают только по рецепту, можно свободно купить многие из 30 видов антибиотиков, доступных на рынке. В США 50 % антибиотиков в больницах прописывают без необходимости.

45 % врачей в Великобритании прописывают антибиотики, даже когда знают, что те не сработают. И наконец, животные: 80 % антибиотиков, продаваемых в США, используют не на людях, а на животных, чтобы ускорить их рост, сделать их толще и защитить от болезней.

В итоге бактерии с устойчивостью к этим антибиотикам распространяются на людей через мясо животных.

Одна из последних новостей об устойчивости к антибиотикам как раз связана с препаратами, используемыми на животных и растениях. В Китае обнаружили бактерии с устойчивостью к группе полимиксинов, а конкретно — к антибиотику колистину.

В лечении колистин используют как препарат «последнего шанса», то есть им лечат пациента, когда никакие другие препараты уже не действуют.

Но устойчивость в Китае была обнаружена при других обстоятельствах: они использовали колистин на свиньях.

Источник: https://www.wonderzine.com/wonderzine/health/wellness/221039-antibiotics

Шесть причин, по которым антибиотики не действуют на пациента

Сегодня отмечается Всемирный день здоровья. Тема этого года – устойчивость к антимикробным препаратам.

Современную медицину невозможно представить без множества лекарств, о которых мы даже не задумываемся. В первую очередь это касается антибиотиков. Трудно встретить в цивилизованном мире того, кто ни разу в жизни ими не лечился. Считается, что именно эта группа препаратов позволила продлить жизнь человека в среднем на 20 лет.

Но в последнее время медицинское сообщество обеспокоено тем, что инфекционные заболевания стали устойчивы к антибиотикам. Поэтому очень часто эффективность антибактериальной терапии равна нулю. Всемирная организация здравоохранения считает, что пока это еще не является серьезной проблемой, но в ближайшем будущем противомикробные препараты могут утратить свою силу.

Так давайте же разберемся, какие факторы ведут к устойчивости к антибиотикам.

В 1996 году мне посчастливилось учиться в Великобритании. Тогда я изучала общую практику, и, будучи уже опытным врачом, меня поражало то, насколько легко английские доктора назначают антибиотики при любой вирусной инфекции. Хотя вирусная инфекция к антибиотикам не имеет никакого отношения – эти лекарства никак не влияют на вирусы.

Более того, они, снижая иммунитет, помогают вирусам набрать силу. Но давайте посмотрим, к чему сейчас пришла Великобритания. Там законодательно запретили использовать антибиотики при ОРЗ, ОРВИ и гриппе. Но в то же время даже в 1996 году для покупки этих препаратов английскому пациенту обязательно нужно было предъявить в аптеке рецепт.

А что в России? Про наших врачей нельзя сказать, что они так же широко применяют антибиотики, как европейские. Российские доктора достаточно дифференцированно подходят к назначению лекарств. Но при этом пациент идет в аптеку и спокойно покупает самые различные таблетки, не понимая, что ему действительно нужно.

Ведь чтобы попасть в цель и вылечить болезнь, один антибиотик должен соприкоснуться с определенной структурой, другой антибиотик должен разрушить оболочку микроба, третий – вообще меняет генную структуру.

Разве это может знать несведущий человек? Конечно, нет! Поэтому пациент берет тот антибиотик, который ему предлагает провизор в аптеке, и лечится наобум, нанося ущерб здоровью.

Наверное, каждому из нас знакома ситуация, когда покупатель говорит: «Мне надо лекарство от того-то и того-то», на что фармацевт выбирает лекарства и предлагает их. И если покупателя устраивает цена, он его благополучно покупает и принимает.

При этом пациенты часто не знают даже сроки употребления антибиотиков. Принимая антибиотик недостаточно долго, микроб можно лишь усыпить, и он проснется в самый неблагоприятный момент.

Поэтому дилетантская грамотность наших пациентов скоро приведет к тому, что у нас скоро не останется антибиотиков, которые будут действовать на нужную инфекцию.

И еще. В Швеции вот уже 5 лет проводятся работы по изучению устойчивости антибиотиков к различным инфекциям. Там, так же как и в Англии, нельзя купить никакое лекарство без рецепта врача.

При этом широкое назначение антибиотиков привело к тому, что на сегодняшний день в популяции есть достаточно широкая прослойка людей, которые нечувствительны к антибиотикам. Поэтому в Швеции сегодня разрабатываются экспресс-тесты на чувствительность к антибиотикам, а наши врачи пока даже не слышали о них.

А ведь антибиотики наносят организму больного серьезный урон. Они убивают в нем все живое, наверное, каждому знакома такая болезнь, как дисбактериоз кишечника, – последствие приема антибиотиков.

Итак, подытожим вышесказанное и перечислим шесть причин, по которым антибиотики не действуют на пациента. Первая проблема – доступность антибиотиков населению, когда любые лекарства группы А сегодня продаются без рецептов. Вторая – навязывание антибиотиков рекламой.

Фармацевтический маркетинг заставляет наших пациентов читать о хорошем действии антибиотиков, как они хорошо вылечивают. Третья проблема – дилетантская грамотность наших пациентов, когда человек берет антибиотик широкого спектра действия и принимает его на «авось».

Или когда пациент не заканчивает курс и бросает принимать таблетки при незначительном улучшении. Четвертая проблема – слишком длительное назначение одного и того же антибиотика.

Если посмотреть амбулаторные карты в поликлинике, наши пациенты по неделям лечатся одним и тем же препаратом. Но ведь если человеку он не помогает в течение нескольких дней, то, по идее, его надо переназначать.

Следующая причина кроется в том, что мы пока не достигли того уровня оснащения медицинской помощи, когда быстро можно дать ответ, какой антибиотик подходит к данному заболеванию. То есть у нас нет быстрого теста на чувствительность к антибиотикам. И наконец, последняя причина – это уровень жизни нашего населения.

В основном люди не могут себе позволить покупать дорогостоящие качественные и действенные лекарства. Они приобретают дешевые антибиотики, которые никак не действуют на пациента.

Ирина Юбрина, доцент курса семейной медицины Академии имени Мечникова

Источник: https://nvspb.ru/stories/shest-prichin-po-kotorym-antibiotiki-ne-deystvuyut-na-pacienta-44865

Почему антибиотики больше не действуют?

Нынешнее лето необычное — полупростуженных тысячи. И много не просто банальных ОРВИ, но и ангин, воспалений околоносовых пазух (синуситов), уха (отитов), а также бронхитов и пневмоний (воспалений лёгких). Нередко болеют дети, и им очень часто, гораздо чаще, чем взрослым, назначают антибиотики.

Чем это плохо и как себя нужно вести родителям, рассказывает Владимир ­Таточенко, известный педиатр, профессор, главный научный сотрудник Научного центра здоровья детей.

Хотели как лучше? — Антибиотики реально спасают жизни, и, возможно, руководствуясь этим, врачи рекомендуют их очень широко, чтобы не пропустить серьёзную инфекцию. У нас дают их при вирусных инфекциях чуть ли не всем детям.

Хотя каждый врач знает, что против вирусов они не только бесполезны, но и, подавляя привычную флору, способ­ствуют развитию бактериальных инфекций. И так происходит с раннего детства. В возрасте до года у нас не получали антибиотики только 10% детей, то есть один из десяти. А пропорция должна быть обратная — 90% малышей нет нужды их давать.

Результат: рост устойчивости наиболее частых возбудителей респираторных инфекций — пневмококков и стрептококков. Ещё одна проблема, приводящая к неоправданно широкому использованию антибиотиков, — родители. Чаще всего они самостоятельно и даже без консультации с врачом дают детям и себе то, что остаётся в аптечке.

Нередко покупают заново лекарства, что были им прописаны раньше: антибиотики относятся к рецептурным препаратам, но провизоры их часто отпускают свободно.

Рост устойчивости микробов привёл к тому, что к нам в клинику в последние годы поступают дети с пневмониями, отитами и другими инфекциями органов дыхания, которым назначили вроде бы современные антибиотики, но они им не помогают.

Это достаточно сильные препараты, но бактерии, вызывающие эти инфекции (обычно это пневмо- и стрептококки), их не боятся.

Мы выявили две группы анти­биотиков, которые не стоит назначать при обычных воспалениях лёгких, синуситах, отитах, ангинах, но которые прописывают очень широко. Это т. н. макролиды и цефалоспорины третьего поколения (см. инфографику). Сами по себе это хорошие лекарства, но для других заболеваний. Их лучше заменить более простыми препаратами амоксициллина, их выпускают многие фирмы под разными названиями. К сожалению, эти лекарства врачи применяют редко, а если и назначают, то часто в недостаточных, малоэффективных дозах.

Когда лет 15-20 назад врачи стали лечить воспаление лёгких азитромицином, это было новое лекарство из группы макролидов, оно хорошо работало. Но его назначали излишне широко, и за эти годы бактерии выработали к нему устойчивость. Сегодня его стоит использовать только при т. н. атипичной пневмонии и ряде других инфекций.

С цефалоспоринами ситуация другая. Препараты новые, дорогие, многие думают, что это залог высокой эффективности. Но пневмококки, вызывающие отиты и пневмонию, к ним чувствительность потеряли, в большинстве случаев толку от них мало.

В результате рост устойчивости бактерий к антибиотикам у нас колоссальный, больше, чем в США и ряде других стран, где этими проблемами занимаются.

Так, во Франции программа сокращения применения антибиотиков при острых респираторных заболеваниях за 4 года снизила частоту назначения этих лекарств на 26,5%, а у детей 6-15 лет ещё больше — на 35,8%. Одновременно уменьшился и процент пневмококков, устойчивых к антибиотикам.

Что делать?

Как же быть сейчас, летом, с пневмониями, отитами и другими простудными заболеваниями? Нужно ли при них назначать антибиотики? Летом дети в основном подхватывают вирусные инфекции, и, значит, необходимость в антибиотиках возникает, только если диагноз бактериальной инфекции будет подтверждён. Насморк, кашель, невысокая температура — не показание для антибиотика. Родителей должны настораживать симптомы тяжести болезни: отказ от еды и питья, резкое нарушение состояния ребёнка, сонливость или, наоборот, возбуждение, частое дыхание, повторная рвота, температура выше 38°С более 3 дней. В таких случаях срочно к врачу!

Сейчас, летом, об антибиотиках нужно думать в последнюю очередь. И постарайтесь использовать лето не для загара, а для закаливания ребёнка — пусть купается вволю, но не до посинения.

Источник: http://budtezdorovy.net/2015/07/pochemu-antibiotiki-bolshe-ne-deystvuyut.html

Ссылка на основную публикацию