Антибиотик вор в законе

Преступная группировка братьев Седюк

Антибиотик вор в законе

Криминальный авторитет Николай Седюк

Мастера считают, будто в Петербурге ни разу не было такого волевого, разумного и уверенного криминального авторитета, как Николай Седюк. Он появился 11 апреля 1953 года в местечке Прохладное в Кабардино-Балкарии.

Рано оставшись сиротой, Николай Седюк отучился в школе, отслужил в авиационной части в Красноводске, а позже приехал в Ленинград, в каком месте поступил в Технологический ВУЗ холодильной промышленности.

Дело в том, что тогда в Ленинграде уже осел старшой брат Николая, Александр Седюк (он также закончил «холодилку»).

Александр Седюк, которого из-за схожести с южноамериканским артистом Грегори Пеком прозвали Маккеной, в истоке 80-х годов уже довольно углубленно зашел в криминальную среду Питера, занимаясь и антиквариатом и иными увлекательными «темами». Маккена лично знал известного вора в законе Горбатого, Гену-руку, Сережу-Сельского. Николай присоединился к ним позднее.

Седюка-младшего именовали Колей-Каратэ и Мини-Шварценеггером, потому что при своем росте в 178 см он весил около 100 кг и кроме того не имел ни капли жира.

В отличие от собственного старшего брата, употреблявшего наркотики, Николай не употреблял, не курил, не пил и вообщем совсем кропотливо смотрел за собственным весом и самочувствием, непрерывно навещая спортивный клуб «Ринг». Не менее 3-х раз в недельку Николай посещал сауну.

Аркадий Шалолашвили

Ведали, будто во время одной из разборок Седюк-меньший выпрыгнул из расположения сидя на 2 метра, разломал сопернику руку и мягко погрузился на ноги. Ходили еще басни о том, будто Коля-Каратэ обладал технологией бесконтактного кунгфу и умел наносить некоторые энерго удары.

К 1987 году Николай и Александр Седюки (а нужно заявить, что в 1985-м Александр возвратился в Питер после отсидки) сколотили вокруг себя организованную преступную группировку, ядро которой составили сами братья, артист театра на Литейном Аркадий Шалолашвили по прозвищу Шалик, Гога Геворкян по прозвищу Макси-Шварценеггер и Виктор Казанцев по прозвищу Витя-Свердловский. Позднее к пятерке примкнул и Олег Мифтахутдинов-Микотадзе.

Считалось, будто при надобности Седюки имеют все шансы использовать по 100 воинов одновременно. Но верную цифру тут навряд ли кто-нибудь назовет, потому что группировка Седюков ведь не была армейской структурой с точным штатным расписанием и дроблением на взвода и роты.

Гога Геворкян

Ходили слухи о том, будто примыкал к бригаде и некий Владимир Голубев, более известный под прозвищем Бармалей. Но, к примеру, сам Маккена категорично это опровергал и говорил, будто ни малейшего особенного воздействия брачный мошенник Бармалей на группировку Седюков не оказывал.

Команда братьев Седюков промышляла собственным криминальным промыслом на совсем высочайшем интеллектуальном уровне. Они практиковали достойные внимания уникальные «разводки», при каких некоторые члены команды использовались вслепую.

При исследованию таковых разводок-спектаклей понадобились артистические и режиссерские возможности Аркадия Шалолашвили, снявшегося к моменту крайнего ареста в 18 кинофильмах, и, в том числе, в основной роли в кинофильме «Остров погибших кораблей».

Сообразно слухам, единожды Шалолашвили сделал на кладбище целое представление для «терпилы безответного» — с разрытыми могилами, с изготовившимися «убийцами» — короче, нагнал жути на жертву, которая была в конце концов элементарно счастлива дать собственные родные наворованные денежки. Интересно, что, как скоро Шалолашвили арестовали, из-за него ходатайствовали такие знаменитые люди, как Миша Боярский и Константин Райкин.

Бандиты очень почитали Шалолашвили и именовали его не иначе как Аркадием Палычем. Сам Шалолашвили происходит из состоятельной еврейской семьи одесситов. Отец его всю жизнь плавал на морских судах, а мама работала стоматологом.

У Шалика были совсем узкие взаимосвязи в артистической среде. Еще по 1 судимости из-за него ходатайствовал Ролан Быков. А в свое время Аркадий Палыч был женат на знаменитой телеведущей Валентине Печерниковой.

Знал Шалолашвили и Япончика. Вообщем, со Столицей у бригады Седюков были особенные дела. Колю-Каратэ конкретно курировал столичный вор в законе Антибиотик (сообразно неким данным, Антибиотик был не вором в законе, а криминальным авторитетом).

Любознательная деталь — сходу после ареста Николая Седюка в 1987 году Антибиотик в один момент погиб от сердечного заболевания. При этом почти все информированные специалисты выражали сомнение по поводу природных обстоятельств его погибели.

Вообщем, о загадках, связанных со смертями почти всех узнаваемых людей, и в том числе Аркадия Шалолашвили и самого Коли-Каратэ, речь еще впереди.

Николай Седюк был неплохим семьянином — он длительное время жил с одной официанткой, практически усыновив ее малыша. Для приемного отпрыска он ни разу не жалел средств, хотя в общем-то числился человеком скуповатым. На себя он растрачивал не достаточно, берегя в том числе и на одежде, а от таксистов требовал сосчитывать ему сдачу с точностью до гроши.

Правда, по поводу данной прижимистости имеется и иное мировоззрение — ведали, будто Николай Седюк требовал совершенную сдачу с таксистов по принципиальным суждениям, и ежели шофер рассчитывался полностью сам, в отсутствии напоминания — то вот в данном случае Коля-Каратэ выдавал ему на чай.

И все равно никак не обожал меньший Седюк растрачивать средства, он их обожал собирать.

Бригада Седюков брала под собственный контроль «ломщиков», работавших вокруг чековой «Березки» на набережной адмирала Макарова.

Все, кто там «работал», обязаны были отчислять бригаде тридцать процентов от собственных заработков, а Седюки принимались прикрывать плутов и кидал от органов внутренних дел.

У бригады Коли-Каратэ были совсем нешуточные и очень бессчетные взаимосвязи в правоохранительных органах, но после ареста членов группировки — они фактически никого из ментов-оборотней не сдали.

Банда Седюков была ликвидирована в 1987 году, когда их авторитет в Ленинграде не мог опротестовать никто — им выплачивали в том числе и именитые братья Васильевы, занимавшиеся кидками на автомобильном рынке.

Криминальная группировка Коли-Каратэ была 1 в городке на Неве, рисковавшая поставить принуждение как метод добывания средств на «конвейерную базу».

Николай Седюк был очень профессиональным зачинщиком и мощным лидером. Во время следствия он изумил в том числе и видавших виды оперативников — тем, что не произнес вообще ничего.

Хотя для того, чтоб его расколоть, употреблялся довольно великий диапазон средств.

Все арестованные участники банды Седюков получили долгие сроки потери свободы.

Николай Седюк должен был выйти на свободу в 1993 году. Официально находясь на поселении, он уже летом 1993 года жил в Петербурге. И вот тут стартовали странноватые вещи.

В июле 1993 года погиб (сообразно официальной версии, от цирроза) в зоне Шалолашвили, которого торжественно позже похоронили в Комарове.

Ведали, будто у мертвеца был отчего-то испорчен горловый хрящ… А еще один недалёкий Аркадию Павловичу человек высказывал предположение, будто на кладбище в Комарове зарыли совсем не Шалолашвили.

Однако наиболее странноватое содержится в том, будто в день похорон Аркадия Павловича Николая Седюка уничтожили 3-мя выстрелами в спину, когда он совершал пробежку по проспекту Энтузиастов. Возможно, было совсем немало тех, кто совсем не желал бы возвращения Коли-Каратэ в разбойничий мир Петербурга.

Скоро опосля смерти Николая Седюка в Столице засстрелили брата Отари Квантришвили, а позже ликвдировали и самого Отарика. Беря во внимание узкие взаимосвязи Седюков с Квантришвили, почти все информированные информаторы считали, будто меж данными смертями имеется ровная ассоциация.

Что же касается брата Коли-Каратэ — Александра Федоровича Седюка (Маккены), то он сохранился в добром здравии, похоронил брата, вышел на свободу, однако огромного воздействия в криминальном мире Петербурга достигнуть не смог.

Может быть, так сформировалось из-за мощной былой привычки Маккены к наркотикам. Вообщем, Александр Федорович, немолодой в общем-то уже человек, так и не успокоился — в самом истоке 1997 года он был в очередной раз арестован с предъявлением обвинения сообразно 148-й статье Уголовного кодекса.

Статья данная предусматривает наказание за вымогательство- обычная «бандитская» статья.

Источник: http://www.mzk1.ru/2011/01/prestupnaya-gruppirovka-bratev-sedyuk/

Андрей Константинов: Мой бандитский Петербург

На съемках «Бандитского Петербурга» вдруг выяснилось, что Кирилл Лавров был знаком с прототипом своего героя.

Я начал ему рассказывать про Горбатого, и вдруг он вспомнил, как много лет назад на улице к нему подошел пожилой человек и стал говорить о том, как ему нравится все, что делает Лавров, и вообще, что он — его любимый актер.

Затем протянул свою визитку, на которой было написано: «Юрий Васильевич Алексеев. Главный специалист по антиквариату Санкт-Петербурга». Вот так странно судьба распорядилась.

— Антибиотик — реальный персонаж или же вымышленный?

— Скажем так, собирательный. Вор по кличке Антибиотик жил в Москве. Я переместил его в Питер и наделил чертами субъекта, который как таковым вором в законе не являлся. Он был политиком, серьезным бизнесменом, эдаким теневым «решальщиком»… Этот человек любил приглашать меня к себе и говорил, говорил, говорил…

Однажды в «Смене» вышел материал, где мы намекнули о его теневых возможностях. Тут же последовало приглашение. Приезжаю. «Ты, — говорит, — не бойся, чаю попей с сушками. Я тебе ничего не сделаю». «Я и не боюсь, — отвечаю, — тем более что лично о вас я ничего не писал». — «Ну не ты, так ваш АРС написал.

Вы из меня хотите главного мафиози сделать? Так это ж мне только добавляет очков, поэтому я не в претензии». «А чего же вы от меня хотите?» — спрашиваю. — «Ты мне любопытен с чисто биологической точки зрения. Мне интересно, какая у нас молодежь растет. А тебе тем более со мной интересно. Так что пользуйся случаем». Однажды я спросил, не боится ли он, что его убьют.

«Не боюсь. Мои ребята всех первыми перебьют». Но его все равно убили.

Взорвали. Так что характер Антибиотика списан с него, а уже на экране этого человека гениально воплотил Лев Борисов.

Однажды на озвучивании Лев Иванович встал передо мной на колени: «Не представляешь, Андрюш, что ты для меня сделал! Это моя лебединая песня. Каждый актер мечтает о такой роли.

Ты мне подарил Антибиотика, и меня теперь иначе не воспринимают, везде узнают». Я просто обалдел, не знал, что делать от неловкости, бросился его поднимать…

— Интересно, а как вы вообще писателем-то стали?

— Самое смешное заключается в том, что писателем я себя не считаю. Более того, вы будете смеяться еще сильнее, если я скажу, что даже не знаю, с какой стороны подойти к компьютеру. Все мои статьи и книги написаны от руки.

В бытность работы собкором в «Комсомольской правде» я в прямом смысле слова надиктовывал материалы девочкам из машбюро. А если серьезно, то пишу от руки из, можно так сказать, принципиальных соображений. Живая строчка — она и есть живая.

От самочувствия и настроения ведь даже почерк меняется: читая рукописную строчку, можно ощутить эмоцию, которая владела тобой в тот или иной момент.

А с книгами получилась следующая история. Судьба свела меня со шведским журналистом Малькольмом Дикселиусом. Его привел продюсер Игорь Ким. Они представляли государственный шведский телеканал и работали над документальным фильмом о русской организованной преступности.

Российский бандитизм тогда набирал обороты со страшной силой. А я к тому времени стал своего рода журналистом-экспертом для иностранных коллег (с усмешкой об этом говорю).

Никогда не забуду, как в одной газете вышла моя статья о бандитах и Анатолий Собчак колотил ею по трибуне Мариинского дворца: «Если журналисты пишут, почему милиция ничего не делает?».

Малькольм предложил мне стать сопродюсером фильма с российской стороны и назвал гонорар. Услышав сумму, я чуть со стула не свалился. Фильм имел сумасшедший рейтинг — он прошел в Скандинавии и по всей Европе.

«Знаешь, — сказал мне Малькольм сразу после премьеры, — очень многое не вошло в картину. Издательство предложило написать книгу. Ты согласен?». И опять назвал сумму гонорара. Так что моя первая книга вышла сначала на шведском языке.

Потом ее перевели на русский.

…А потом была встреча с Валерой Огородниковым. Он пригласил меня в гости и… предложил написать сценарий фильма. Я честно ему сказал, что понятия не имею, как это делается.

Тогда Валера вытащил из кармана пачку долларов — две с половиной тысячи-и протянул их мне со словами: «Ну хоть синопсис напиши».

Я выяснил, что синопсис — это от силы страничек семь, и как-то сама собой у меня «нарисовалась» история про ребят, которые дружили с институтской скамьи, а потом их пути-дорожки разошлись. Через два дня звоню: «Вот вам синопсис, делайте с ним что хотите».

А Огородников хитрый оказался. Говорит: «Здорово, а можешь немножко развернуть?». Дальше вот что произошло: дай, думаю, первую главу как повесть напишу. И меня зацепило. Герои начали жить своей жизнью. Вот так и родилась первая часть: «Адвокат».

А потом все закрутилось помимо моей воли. В одном издательстве вышла книга «Преступный мир России» — перевод со шведского. Оттуда же потом позвонили с предложением собрать все мои статьи, опубликованные в «Смене» в рубрике «Бандитский Петербург», и сделать из них книгу.

Когда собрали, поняли: книжечка уж очень тоненькая получается. «Больше у тебя ничего нет?» — «Документального — ничего, есть художественная вещь, тоже про бандитов: «Адвокат: осколки криминальной драмы», — «Давай!» Тираж в двадцать тысяч разлетелся за несколько дней.

Читайте также:  Амоксициллин при хеликобактер как принимать

Звонят из другого издательства: «Мы бы хотели, чтобы вы завершили работу над «Адвокатом». Ну, думаю, очередные шизофреники пришли по мою душу. А они уже аванс дают — пять тысяч долларов. Такое впечатление, будто мир сошел с ума. Предупреждаю на всякий случай: «Вообще-то я не писатель.

Это вас не смущает?». Работодателей это нисколечко не смутило. И понеслось…

Слава богу, на почве популярности крышу не снесло — я всегда боялся заразиться звездной болезнью: видел, что происходит с людьми, которые вылезли «из грязи в князи», как быстро они становятся смешными. К тому, что делаю, относился с большой долей самоиронии.

— Говорят, в дни показа «Бандитского Петербурга» улицы так же пустели, как во времена «Семнадцати мгновений весны»…

— С сериалом тоже все получилось совершенно случайно. Опять-таки судьба улыбнулась. Огородников денег на экранизацию не нашел, и вдруг в 1998 году звонит Владимир Бортко (я уже был в курсе того, что он поставил «Собачье сердце» и многие другие картины) с предложением встретиться: «Хочу, чтобы вы написали сценарий». Объясняю, что сценарии не пишу, предлагаю прочитать мои книжки.

Бортко, несколько напрягшись, говорит, что ЭТО он не читает. «Вы все-таки прочитайте, пожалуйста, хотя бы стиль посмотрите». В общем, с большим трудом уговорил пролистать трилогию: «Адвокат», «Журналист», «Сочинитель». Бортко перезвонил через два дня: «Я все прочитал, мне понравилось. Хочу это снимать. Единственная проблема — найти деньги». Ну, думаю, деньги долго придется искать.

Но судьба распорядилась так, что деньги для сериала нашлись. И очень быстро. Бортко сам не мог в это поверить.

— И название-то как выстрелило! Прав Бортко оказался.

— История насчет «выстрелило». Игорь Корнелюк написал для сериала две песни: «Город, которого нет» и «Ты для меня чужой» — ее в фильме исполняла Таня Буланова.

Приходит ко мне и говорит: «Я написал две песни. Одна шикарная — просто все умрут. А вторая — так, ничего себе».

Под «так, ничего себе» он имел в виду как раз «Город, которого нет», уже после первого показа она разве что из утюга не звучала.

На кастинги приезжали очень известные актеры, и разгорались жаркие споры по поводу того, кто и кого будет играть. Бортко сразу сказал: Челищева будет играть Певцов! По поводу Кати наши мнения разделились: Бортко видел в этой роли Дроздову, у меня же было иное представление о героине, которую я же сам и придумал.

На что Бортко заметил: «Знаешь, есть еще один парень, Федька Достоевский, который такую же муру написал в плане женского образа, когда Настасью Филипповну изображал. Это — чистой воды фигня, в жизни подобных женщин не существует. Так вот ты такую же фигню написал.

У Дроздовой — женская природа, и поверь мне, она по-актерски роль вытащит». Не могу сказать, что я особо сопротивлялся, тем более режиссер-то все-таки — Бортко. Меня чем-то зацепил Саша Домогаров, который приехал пробоваться на роль Обнорского. И я начал капать на мозги Бортко, что лучшей кандидатуры нет.

Режиссер слушал, слушал, ворчал, ворчал, наконец сдался: «Ну ладно! Тогда не возражай, чтобы Дроздова сыграла Катю».

После премьерного показа зрители всерьез негодовали, зачем я убил сразу двух Адвокатов. Бортко тоже сначала хотел одного оставить в живых. «Ну пусть хотя бы Певцов выживет и в следующих сериях будет в инвалидном кресле». Но я настоял на том, чтобы оба героя погибли.

Челищев — человек, который пусть во имя справедливой цели, но все равно заключил сделку с дьяволом. Он пошел в бандиты, чтобы понять, что случилось с его родителями. И увяз. Это история о беде, которая произошла с хорошими людьми, они сами себя приговорили к такому печальному финалу.

Потом сменился режиссер. Владимир Бортко остался только художественным руководителем.

Ушла из проекта Оля Дроздова, хотя Бортко при мне ей звонил и обещал: если она согласится играть дальше Катю, он ее без проб утверждает на роль Настасьи Филипповны в «Идиоте», с которым тогда «запускался». Оля отказалась…

В общем, как всегда, начали за здравие… А закончилось все сплошной коммерцией, в которой я, к счастью, уже участия не принимал. Мне наконец-то удалось осуществить давно задуманное — организовать Агентство журналистских расследований, которое здравствует и поныне. Мы раскрыли немало серьезных дел.

— А что в личной жизни? Тан и ходите до сих пор в холостяках?

— Не поверите, но знакомством с женой я отчасти обязан сериалу «Бандитский Петербург». Это просто мистика какая-то. Я ехал на встречу с «источником». Стою в пробке и вдруг вижу девушку в мини-юбке с потрясающими ногами. Я аж подпрыгивать в машине начал. Ни припарковаться, ни двинуться не могу — стою-то в самой середине потока. Ну не бросать же машину! А девушка уходит…

Добрался до кафе «Колобок» — есть у нас такое хитрое местечко. Гляжу — она там сидит! Вот что называется судьба.

Подхожу к ее столику — а видок у меня был будь здоров: небритый, в мятой футболке, драных джинсах и натовской куртке: «Вы не смотрите так на меня, я приличный человек — журналист, мы сейчас кино снимаем».

Как выяснилось, незадолго до меня к ней уже приставал какой-то чувак, выдававший себя за режиссера. «Ага, — говорит. — И какое кино снимаете?» — «Бандитский Петербург», режиссер Бортко. А вы, девушка, не пробовали в кино сниматься?» В общем, начинаю гнать какую-то пургу — так она мне понравилась.

«А я тоже имею некоторое отношение к этой истории», — отвечает. «Дайте телефон. Чего вам стоит?». Девушка оказалась актрисой Натальей Кругловой, которую буквально только что утвердили на роль массажистки Карины в «Бандитский Петербург».

Позже Наташа призналась, что не знает, почему дала мне свой настоящий телефон, а не выдуманный, как всегда делала до этого. И как-то у нас начало все складываться.

Однажды я спросил, как она к детям относится. Наташа говорит: «Очень хорошо». Так просто ответила, спокойно, что я всерьез понял: она — моя судьба, моя жена. «Ты кого хочешь — мальчика или девочку?» — задала вопрос Наталья, когда забеременела. — «Кого Бог даст. Но… Если рожаешь мальчишку, мы идем в салон «Рено» и ты выбираешь себе машину, которая понравится».

— «А если девчонку?» — «Отечественный автопром, — говорю, — тоже делает достойные машины». Наташа страшно обиделась, но родила мальчика. Пошли мы в салон за «Рено». Дальше события развивались еще интереснее. Наталью утвердили в сериал «Идиот», я улетел на Мальдивы, сидел там и писал «Тульского — Токарева». Раздается звонок: «Я опять беременная, а у меня съемки на носу.

Надо что-то решать». — «Ты свободная женщина свободной страны. Но… Если, не дай бог, что-то сделаешь, собирай вещи и уматывай». Приезжаю, решили, что рожаем. Опять этот вопрос: «Кого хочешь?» Я говорю: «Кого Бог даст. Но… Если рожаешь девочку, я знаю, есть такие хорошие машины — БМВ. Наташка родила дочку. Вот тогда я понял, что процессом можно управлять.

Просто нужно к женщине найти подход. Шучу, конечно…

Источник: http://popularperson.info/article/znamenitosti-na-tv/56?page=2%2C2

Читать

Книга, которую Вы, Уважаемый Читатель, держите сейчас в руках, — это продолжение работы над темой «Бандитский Петербург», которую я начал еще в 1992 году.

Эта книга — не гимн организованной преступности и даже не ее бытописание, это лишь попытка осознать то, что современная организованная преступность не может рассматриваться как чисто криминальное уголовное явление.

Она уже давно влияет на экономику, а следовательно, и на политику, причем не только на региональном уровне, но и на федеральном. «Таковы реалии», как любил говаривать Михаил Горбачев.

Осознать же эти реалии необходимо активно действующим в новых условиях людям — для того, чтобы принять грамотные решения по тому или иному вопросу, надо сначала грамотно изучить обстановку, а потом грамотно ее оценить. В противном случае решения будут приниматься вслепую.

Петербург — мой родной город, я не просто его люблю, я им живу. Поэтому, когда я пишу название книги — «Бандитский Петербург» — это, конечно, не означает, что для меня весь Питер — бандитский. Просто я пишу лишь об одной сфере, которая, к сожалению, все же присутствует в моем городе.

Я не оправдываюсь перед Вами, Уважаемый Читатель, я просто отвечаю тем, кто считает, что такие книги, как «Бандитский Петербург», — пишутся для очернительства и для рекламы лидерам организованной преступности.

Я категорически не согласен с таким мнением и считаю, что для того, чтобы бороться с болезнью, нужно прежде всего попытаться осознать и изучить ее симптомы.

В предлагаемом Вам новом издании Вы, Уважаемый Читатель, найдете много нового материала — прежде всего, часть, которая называется «Бандитские итоги конца 90-х»; ряд новых глав вошли в часть, которая называется «Питерская Кунсткамера».

Существенно дополнена часть, которая называется «Хроника питерского беспредела». Я хочу выразить огромную признательность всем сотрудникам Агентства журналистских расследований, которые помогали мне в работе над новым изданием «Бандитского Петербурга».

Наше Агентство стало в марте 1998 года независимым средством массовой информации и, я надеюсь, оно будет работать и развиваться дальше.

Я благодарен абсолютно всем экспертам, помогавшим мне в работе. Наверное, назвать всех поименно просто невозможно, а кто-то, может быть, не хотел бы, чтобы это произошло. Кому-то, вероятно, это будет безразлично, потому что не все из них дожили до выхода книги. Но я благодарен и живым, и мертвым.

Мне бы хотелось, чтобы чтение «Бандитского Петербурга» не было для Вас, Уважаемый Читатель, только развлечением, а принесло и какую-то практическую пользу. Я надеюсь, что работа над «Бандитским Петербургом» еще будет продолжена.

Андрей Константинов, ноябрь 1998 года,

Санкт-Петербург

… Много легенд ходит о том, как был основан Петербург.

Говорят, например, что когда 16 мая 1703 года Петр I начал копать первый ров — появился в небе над государем орел, которого сумел подранить выстрелом из ружья некий ефрейтор Одинцов.

Петр развеселился, счел поимку орла добрым предзнаменованием, перевязал птице лапы платком и посадил ее себе на руку… Хорошее настроение не покидало царя до вечера, когда началось большое гуляние, сопровождаемое пушечной пальбой…

Веселился царь, веселилось его «кумпанство», а по всей России известие о строительстве нового города вызывало проклятия и слезы. Уже к осени 1703 года на строительство Петербурга было согнано около двадцати тысяч «подкопщиков» — так в те времена называли землекопов.

Однако через год Петр, недовольный темпами строительства, велел сгонять на работы не менее сорока тысяч человек ежегодно. Землекопы приходили к берегам Невы минимум на два месяца, работая от рассвета до заката. Учитывая длинные летние дни — работали они почти без отдыха и умирали сотнями от переутомления и недоедания.

Цифры погибших при строительстве Петербурга называют разные — 60, 80 и даже 100 тысяч человек, но на самом деле в то время умерших просто не считали.

Естественно, люди бежали и с самого строительства, и по дороге на него, — иногда в бегах числилась чуть ли не третья часть всей рабочей силы, — поэтому решено было вести рабочих людей (как правило, это были крестьяне со всей матушки-России) в Петербург закованными в кандалы.

Кроме того, на строительстве активно использовались солдаты-дезертиры и пленные шведы. Из-за всего этого, наверное, и ходят до нашего времени по Питеру мрачные легенды о том, что стоит он на костях каторжников, бандитов и разбойников, чьи неуспокоившиеся души продолжают творить в городе злые дела.

Некоторые из этих старых легенд были упомянуты в свое время Алексеем Толстым в романе «Хождение по мукам»: «Еще во времена Петра I дьячок из Троицкой церкви, что и сейчас стоит близ Троицкого моста, спускаясь с колокольни, впотьмах, увидел кикимору — худую бабу и простоволосую, — сильно испугался и затем кричал в кабаке: «Петербургу, мол, быть пусту», — за что был схвачен, пытан в Тайной канцелярии и бит кнутом нещадно.

Читайте также:  Цифран это антибиотик

Так с тех пор, должно быть, и повелось думать, что с Петербургом нечисто. То «очевидцы» рассказывали, как по улице Васильевского острова ехал на извозчике черт.

То в полночь, в бурю и высокую воду, сорвался с гранитной скалы и скакал по камням медный император. То к проезжающему в карете тайному советнику липнул к стеклу и приставал мертвец — мертвый чиновник.

Много таких россказней ходило по городу!»

Между тем реальных разбойников и бандитов в России периода строительства Петербурга было предостаточно. Причем, вопреки часто бытующему мнению, разбоем и воровством занимались отнюдь не только беглые крестьяне.

Еще в 1694 году в Москве была раскрыта и ликвидирована, выражаясь современным языком, «бригада» братьев Шереметьевых, которые вместе с князем Иваном Ухтомским, Львом и Григорием Ползиковым, Леонтием Шеншиным и другими благородными господами приезжали «… средь бела дня к посадским мужикам и дома их грабили, смертное убийство чинили».

Кстати, благородных бандитов наказывали совсем не так жестоко, как «подлый люд» — те же Шереметьевы были освобождены на поруки и переданию «для бережения» боярину Петру Шереметьеву — правда, с «казненными» (т.е, подрезанными) языками.

Как все это напоминает день сегодняшний, не правда ли, Читатель? Россия меняется, а вот повадки российские… М-да… Чиновники конца XVII века были коррумпированными и жадными не менее нынешних — в том же 1694 году некий Федор Дашков совершил акт государственной измены и попытался бежать к королю Польши, однако на границе его взяли, допросили и послали в кандалах в Москву — в Посольский приказ по подследственности, так сказать. В столице, однако, Дашков был… освобожден, поскольку догадался дать думскому дьяку Емельяну Украинцеву 200 золотых… (В те времена это были огромные деньги. А в конце 1995 года один знакомый адвокат сказал мне по секрету: «Знаешь, сколько стоит освободить невиновного человека из тюрьмы? 8 тысяч долларов. Это при том, что судье даже не нужно закон нарушать»).

Коррупция и казнокрадство процветали на фоне волны грабежей и разбоев, захлестнувших страну. В 1705 году знаменитый прибылыцик Курбатов писал Петру I: «В городах от бургомистров премногие явились кражи вашей казны.

Да повелит мне Ваше Величество в страх прочим о самых воровству производителях учинить указ, да воспримут смерть, без страха же исправить трудно». Обострение криминогенной ситуации одновременно снизу и сверху, естественно, вынудило Петра лично озаботиться «лучшим устройством» полиции.

Считается, что петербургская полиция возникла одновременно с основанием города. Дело в том, что Петербург был заложен на территории Ингерманландской провинции, которая отнюдь не считалась тихой. В то время около берегов Балтийского моря шатались многочисленные шайки карелов, совершавших разбой, грабежи и убийства.

Эти банды не щадили ни пола, ни состояния, ни возраста. По некоторым свидетельствам, они сдирали кожу с живых людей, вырезали внутренности, забивали в пятки гвозди. Их шайки достигали численности 50-100 и даже 200 человек.

Они состояли в основном из беглых холопов, бездомных горожан и обнищавших крестьян, но попадались среди них и преступные потомки некогда славных родов. Ингерманландской провинцией управлял князь Меншиков, он и сосредоточил первоначально в своих руках всю полицейскую власть.

Светлейший был обязан: «и по городу и по острогу в воротах, и по башням, и по стенам караулы держать неоплошно; чтобы караулы были в указанных местах во дни и ночи беспрестанно, чтобы в городе нигде разбою и татьбы, и душегубства и иного никакого воровства и корчмы, и зерни и табаку не было. А буде какие люди учинут красть и разбивать и иным каким воровством воровать, велеть таких людей имать и расспрашивать, и по них сыскивать; и учинить им по соборному уложению, кто чего доведется».

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=14888&p=21

Компромат.Ru ®

© Журнал «МР», сентябрь 2003, Фото: olma-press.ru

Андрей Константинов: «Мочить в сортире Путина научил Собчак»

Андрей Константинов

Это создатель и руководитель Агентства журналистских расследований в Питере, автор книги «Бандитский Петербург» и серии криминальных романов, которые к «Бандитскому Петербургу» не имеют никакого отношения, но экранизированы Владимиром Бортко именно под этим названием.

Сериал способствовал популярности Домогарова, Певцова, Дроздовой и даже постановщика, но про Константинова в связи с ним мало кто вспомнил. А ему это и на руку. Журналисту-расследователю не надо слишком светиться. Он со своими людьми раскрыл дело Гонгадзе. Считался близким другом Кости Могилы.

Придумал криминального авторитета Антибиотика, чей светлый образ сделался не менее популярным, нежели роковая дроздовская Катя. Его интервью крайне немногочисленны, а репутация в журналистских кругах двусмысленна. «Очень способный человек, — сказал о нем в частном разговоре известнейший русский журналист. — Из тех, о ком говорят — способный на все».

Ну, не знаю. Книги Константинова мне всегда импонировали. Я давно мечтал у него кое о чем спросить, и в конце концов верные люди меня на него вывели. Спасибо.

— А почему без охраны?

— Ну смешно это. Если тебя захотят убрать, какая охрана поможет? Я решил тут в Москве познакомиться с автором книги о местном криминалитете — такой столичный аналог «Бандитского Петербурга». А мне с придыханием сообщили, что он на две недели вынужден уехать из Москвы, потому что за ним охотятся киллеры. Очень интересные киллеры, у которых, видимо, батареек хватает ровно на две недели. А потом все становится безопасно, и он может возвращаться… Ты не поверишь, но мне за все время работы серьезно угрожали только два раза — ну, может, три. Психов в расчет не беру.

— А в одиночку от скольких нападающих ты смог бы отмахаться?

— Все очень относительно. В состоянии хорошего куража — от двух, от трех, если совсем дилетанты. От пары «казанских», вооруженных дубинами, не смог бы отмахаться ни при каких обстоятельствах. Это при том, что я кандидат в мастера по дзюдо, и спецназ меня чему-то учил, но если тебя захотят убить — тебя убьют. Это надо иметь в виду, и все.

— А я слыхал, что ты в Питере постоянно меняешь квартиры, уходя от слежки…

— Господи. Вообще я знаю, откуда растут ноги у этого слуха. Я несколько раз разводился, оставлял женам квартиры, а сам переезжал. Но это, как ты понимаешь, диктовалось не интересами личной безопасности.

— Говорят, что именно ты выведен в новом романе Стругацкого — Есаул, законспирированный, чрезвычайно опасный человек, владеющий базой данных на весь преступный мир России.

— Не знал. Если так, это лестно, — сам я со Стругацким знаком очень шапочно, интервьюировал его единственный раз, еще когда работал для «Комсомолки». Но универсальных баз данных на всю преступность не существует в принципе. Нам для нашей работы все эти базы РУБОПа или ФСБ даром не нужны. Делать журналистское расследование — это не значит все про всех знать. Не нужно читать все книги — нужно знать, где какая стоит. Все это подробно изложено в нашем учебнике, который агентство давно подготовило и распространяет совершенно свободно. Мы и на журфаке преподаем. Ноу-хау не представляет секрета, читай книжку и работай. Надо только помнить, что расследование предпринимается по собственной инициативе журналиста. Слив под это понятие не подпадает. А многие наши московские коллеги искренне считают расследованиями свои публикации компромата. Мы так не работаем.

— Тем не менее дело Гонгадзе вы взялись расследовать по заказу…

— И это неправда, просто трое наших ребят поехали в Киев, чтобы поделиться опытом с местными. Там они начали копать дело Гонгадзе — исключительно из личного интереса. Мне с самого начала процентов на девяносто было ясно, что Кучма никого не убивал: я представляю себе Кучму, это примерно тип Черномырдина. Они прямо-таки нашли друг друга. Такой человек очень любит ругаться, всех, что называется, на елку вешать, — но на убийство он не способен, потому что убийство — это принятие решения, а у них с этим трудно, как у всех номенклатурных руководителей. С некоторыми наработками ребята вернулись, и так бы все и заглохло, но тут в Питере оказался премьер-министр Крыма, человек по имени Сергей Куницын, в прошлом «афганец».

— А ты не «афганец»?

— Нет, но на нескольких войнах бывал — я по образованию военный переводчик. Мне позвонили, передали, что крымский премьер хочет со мной увидеться — просто так, потому что ему нравятся книжки. Не всякому премьеру нравятся книжки, тем более мои. У него были всякие официальные мероприятия, но он выбрал время и заехал. Оказался по-человечески симпатичным мужиком, сказал, что из всех моих книг предпочитает «Журналиста» (тут наши предпочтения совпадают), а потом заговорили об украинских делах, — и я сказал, что вот, имеются наработки по Гонгадзе. Его это заинтересовало. Он сказал, что готов финансировать дальнейшее расследование. Что для него самого это важно, потому что он тоже не верит в виновность Кучмы. И для всей Украины, как ему кажется, результат принципиален. Готовность нам помогать изъявил и бывший премьер Пустовойтенко, ныне работающий в правительстве Крыма. Хорошо, сказал я. А если мы накопаем чего-то такого, что виновность Кучмы окажется очевидна? Пусть это маловероятно, а все-таки? Они сказали, что готовы и к такому повороту. И мы стали работать — восемь человек поехали в Киев. Тут выяснилось, что украинские коллеги вообще очень странно подходили к вопросу. Обвинять Кучму, строить версии, устраивать акции протеста — на это у них было и время, и силы, а поехать на место обнаружения трупа, опросить людей — на это не было. Между тем дело оказалось не такое уж сложное, и довести его до логического конца мы не смогли только потому, что украинская прокуратура проигнорировала нашу пресс-конференцию. Мы ее давали вместе с Пустовойтенко, не скрывая имени того, кто заказал расследование. Мы сказали, что готовы в прокуратуре допроситься, поделиться всеми результатами. Но у нас нет полномочий проводить официальные допросы и устраивать очные ставки. Нет возможности проследить два зарубежных «трафика» — следы, уводящие за границу: мы там отследили парочку переговоров с Чехией… Хотели нам помочь шведы и англичане, но не договорились между собой. Подключалось еще агентство «Кролл интернешнл», которое в свое время искало золото партии, — но эти ребята вообще очень странно работали: они на четыреста метров боялись от гостиницы отойти. Так наши результаты и остались, по сути, невостребованными. И я даже знаю, почему.

— Ну?

— Потому что оппозиции они не нужны по определению — она хочет, чтобы Гонгадзе был убит по личному приказу Кучмы. Им нужен образ журналиста-героя, борца за правду. А Кучма, которому наши результаты вроде бы и нужны, потому что доказывают его невиновность, — тоже в них не заинтересован, потому что из них ясно, какой бардак в действительности царит на Украине и в том числе в его ближайшем окружении.

— Гонгадзе мертв?

— Безусловно.

— И что там все-таки произошло?

— Коротко не расскажешь, но в общих чертах — вот. Конечно, никаким идейным борцом против власти он не был. Он занимался черным пиаром, публиковал слив, получая его от одного человека из окружения президента. Человек этот вел довольно простую двойную игру: он сливал компромат на Кучму, а потом, дождавшись момента, когда президент был в особенно дурном настроении, ему этот компромат демонстрировал: вот, смотрите, что про вас печатают всякие сволочи! Сам Кучма не может ни войти в Интернет, ни выйти обратно: у него с компьютером любовь без взаимности. Расчет был на то, что в некий момент он просмотрит заказные публикации и выйдет, что называется, из берегов. И как-то раз, под особенно горячую руку, он действительно сказал: ну, этот Гонгадзе! Надо ему показать! Сказано это было в присутствии министра внутренних дел и зафиксировано на так называемых пленках Мельниченко…

— Так они подлинные?

— Опять-таки процентов на девяносто уверен, что да. Иное дело, что не «диванные»: ребята из «Кролла», имевшие возможности, которых не было у нас, — проводили эксперимент в кабинете Кучмы: хрен бы там что записалось из дивана, не слышно ничего. Работал жучок. Не исключаю, что пленки подвергались монтажу, выборочной подчистке — но в основе своей все очень похоже на подлинную речь президента. Что делает министр внутренних дел, получая такое распоряжение насчет Гонгадзе? Убрать его — значит радикально подставить власть; в таких случаях цепляют «наружку». Тем более, что Гонгадзе — кавказец, вдруг за ним можно найти какую-нибудь анашу или незарегистрированный ствол, и тогда он спокойно получит свои три года условно, после чего рыпаться перестанет. А может, повезет, и за ним найдется что-нибудь такое, после чего можно давать три года уже и безусловно… Но сотрудников в МВД не хватает, тут серьезные дела висят, а не какой-то там журналист; и на хвост ему цепляют двух стажеров, неумех, которых он, естественно, и «срубает» уже через неделю. То есть замечает номера машин и пишет заявление в МВД: за мной следят люди на таком-то и таком-то автотранспорте, прошу оградить от вторжения в мою частную жизнь и прочая. Заявление лежит, с ним надо что-то делать. В МВД начинается тихий скандал: так вас и так, спалились… и слух об этом скандале доходит до человека, который все это время продолжал с Гонгадзе встречаться и ему сливать. А следовательно, эти контакты наверняка попали в поле зрения сотрудников МВД, чего он, конечно, не рассчитал! Он-то полагал, что с Гонгадзе начнут бороться совсем иными средствами — прикрывать его издание, организовывать избиение, — то есть выход из берегов можно будет использовать! А тут какая-то слежка, панический страх перед любыми решениями… И человек из окружения Кучмы приглашает Гонгадзе на встречу, чтобы ему пригрозить: ни в коем случае не раскрывай наши контакты! В случае чего — мы виделись по другим делам… Гонгадзе на эту встречу отправляется. И исчезает. О том, что он шел именно на свидание со своим «контактом», прекрасно знала его подруга Алена Притула, которой я открытым текстом сказал: Алена, ваша позиция аморальна, все ведь известно, ни за какими сигаретами он не направлялся… Все это тем более аморально, что именно Алена занималась оппозиционной деятельностью и редактирована «Украинскую правду». А вовсе не Гонгадзе. Что произошло на этой встрече — можно только гадать. Вероятнее всего, несчастный случай. В том смысле, что убивать Гонгадзе никто не хотел, но он увидел у этих людей стволы, или полез в драку, или сказал что-то оскорбительное — и был убит, скорее всего в голову, потому что иначе не было смысла ее отрезать. Человек, который ему сливал и его же подставлял, мне хорошо известен, он продолжает оставаться в ближайшем окружении Кучмы.

Читайте также:  Антибиотик при ларингите у взрослых

— Ты его не назовешь?

— Нет, конечно. Это дело украинской прокуратуры, а раз она не хочет — к чему?

— Но говорили, что Гонгадзе убивали какие-то уголовные авторитеты — Матрос и Циклоп…

— Да видели мы этого Матроса! Он и не скрывался ни от кого особенно, надо было действительно очень постараться, чтобы его не найти… Он сам из Днепропетровска, там и был. Спокойно пошел на контакт. Не убивал он никакого Гонгадзе, он мелкий уголовник и готов дать показания по первому требованию, только почему-то они никому не нужны.

— Интересно, легко вычислить этого человека из президентского окружения? Думаю, по твоему описанию я попробовал бы…

— Пробуй.

— У тебя сколько заняло расследование?

— Нас работало восемь человек, потратили год.

— Нет, тогда не буду. Скажи, а про Костю Могилу тебе что-нибудь известно? Говорят, он твое агентство поддерживал материально…

— Вся его материальная поддержка выразилась в том, что он подарил мне ручку. Хорошую. Я ему книгу — свою, — а он отдарился.

— И кто его убил, по-твоему?

— Свои ребята. Такой ценой они пытались заслужить прощение у тех, кому принесли огорчение своей деятельностью. Он был банально принесен в жертву. Ничем другим я его гибель объяснить не могу, потому что Константин Яковлев давно отошел от крупных дел.

— Скажи, а тебя не коробило, что криминальный авторитет Яковлев, более известный как Костя Могила, назывался президентом духовной академии?

— Меня вообще много чего коробит… Господин Кумарин тоже колокола льет, а ведь на самом деле он сегодня гораздо более авторитетная личность, нежели Яковлев. Очень крупный бизнесмен и очень серьезный человек. Но у Яковлева все это носило характер вполне искренний, он по монастырям ездил, вообще сильно подвинулся на этой почве.

— Как большинство людей его круга.

— Нет, я думаю, это было не профессиональное, а возрастное. Кто-то начинает верить в йогу, кто-то в экстрасенсов… потому что, начиная с известного возраста, жить без веры почти невыносимо. У Яковлева был уклон в православие.

— Поговорим о другом Яковлеве — о том, которого переместили из Петербурга и бросили на всероссийское ЖКХ. Станет ли Петербург менее бандитским с его уходом?

— Тут все зависит не от того, кто ушел, а от того, кто придет. Но с этим штампом — «бандитский Петербург» — пора уже кончать, Яковлев тут ни при чем совершенно.

— Вот тебе раз! Кто пустил в оборот это определение?

— Не я, конечно. Я еще с начала девяностых публиковал в Питере колонки под рубрикой «Бандитский Петербург», в девяносто четвертом впервые издал их книгой — и никто ничего не замечал до двухтысячного, когда это вдруг понадобилось, чтобы угодить первому лицу. Тогда начался очень интенсивный антияковлевский пиар — не думаю, что Путин его заказывал, полагаю, что ему хотели сделать такой подарок… И пошли разговоры про криминальную столицу. А между тем словосочетание «Бандитский Петербург» придумали куда раньше, чтобы подчеркнуть разницу между московской и питерской преступностью. Москва — воровская, Петербург — бандитский. Москва принадлежит ворам в законе, старым авторитетам, которые верны традициям тридцатых годов; в Петербурге их традиционно было меньше. Вот и все. В остальном Питер по количеству преступлений значительно отстает от Москвы, делит с Екатеринбургом второе-третье места. А по количеству криминальных авторитетов на тысячу жителей занимает, по официальным данным, место тридцать третье — тридцать четвертое в России.

— И тем не менее: что может измениться с приходом Матвиенко?

— А ты уверен, что ее губернаторство предопределено?

— В общем, да.

Источник: http://www.compromat.ru/page_14069.htm

Сериал «Бандитский Петербург»: актеры и роли

Сериал «Бандитский Петербург» режиссера Владимира Бортко входит в перечень лучших детективных сериалов 2000-х годов. В основу 10 сезонов многосерийного фильма легли литературные произведения писателя Андрея Константинова и других авторов. Премьера состоялась в 2000 году.

Сюжет описывает взаимоотношения преступных авторитетов, перипетии заговоров и уловок, на которые вынуждены идти милиционеры. Трейлер передает мрачную атмосферу Питера, которым управляли рэкетиры и криминальные авторитеты.

Кадр из сериала «Бандитский Петербург» | kino-teatr.ru

Бюджет проекта составил $600 тыс. Имеющаяся сумма предполагала экономию на всем. Первые серии снимались на любительскую камеру, а актеры работали за минимальные гонорары. Понимая масштаб проекта, артисты, приглашенные на главные роли, работали на энтузиазме.

Саундтреком к сериалу стала песня Игоря Корнелюка «Город, которого нет». После выхода цикла фильмов она стала шлягером. Еще одним сопровождением сериала стал голос рассказчика, комментирующего происходящее. Внутренний монолог героя вопреки ожиданиям зрителей озвучивал не Александр Домогаров, а Валерий Кухарешин, чье фото так и осталось неизвестным публике.

Евгений Сидихин (Никита Кудасов)

Сериал «Бандитский Петербург»: актер Евгений Сидихин в роли Никиты Кудасова | kino-teatr.ru

Принципиальный начальник Уголовного розыска Никита Кудасов пытается вывести бандитов на чистую воду. Он является ключевым персонажем первых сезонов. Неподкупный герой верит, что справедливость восторжествует и с помощью закона пытается уничтожить «Антибиотика».

Евгению Сидихину привычны образы порядочных следователей, полицейских и участковых. Режиссеры часто приглашают его для воплощения этих персонажей на телеэкране.

В полнометражных картинах артист предстает в другом амплуа, но образ честного, незаурядного правдолюба присущ ему в любых проектах.

Сидихин снялся в лентах: «Русский транзит» (Александр Бояров), «Мама, не горюй!» (Зубек), «Антикиллер» («Баркас»), «Спецназ» (Безруков), «Тайная стража» (Старый).

Александр Домогаров (Андрей Серегин /Обнорский)

Сериал «Бандитский Петербург»: актер Александр Домогаров в роли Обнорского | peterburg2.ru

Андрея Серегина, журналиста под псевдонимом Обнорский, преследует криминальный авторитет «Антибиотик». Журналист является ключевой фигурой первых серий. В дальнейшем его образ становится второстепенным. Обнорскому Челищев доверяет компромат на преступника.

Для Александра Домогарова роль Серегина была одной из ключевых телевизионных работ. Такую же популярность среди аудитории имел в его исполнении следователь Турецкий.

На счету Домогарова множество ролей в полнометражных картинах, среди которых: «Гардемарины III» (Павел Горин), «Волкодав из рода Серых псов» (Винитарий), «Глянец» (Михаил Клименко), «Царь» (Алексей Басманов), «Большой» (Владимир Потоцкий).

Лев Борисов (Виктор Говоров, «Антибиотик»)

Сериал «Бандитский Петербург»: актер Лев Борисов в роли «Антибиотика» | kino-teatr.ru

Хитрый и изворотливый вор в законе по кличке «Антибиотик», Виктор Говоров является главой преступного мира Петербурга. Он правит единолично и безраздельно. Одной из центральных линий сериала является свержение «Антибиотика».

За плечами актера Льва Борисова масса второстепенных ролей в полнометражных лентах, но роль сериального бандита принесла ему огромную известность. Пика своей карьеры Борисову пришлось ждать 67 лет.

Актер умер спустя 8 лет после завершения проекта.

Ознакомьтесь с другими работами Льва Борисова по картинам: «Аттестат зрелости» (Коробов), «Хозяйка детского дома» (Иван Филиппович), «Визит к Минотавру» (Обольников), «Штрафбат» (дед Зои), «Синдром дракона» (Виктор Зарубин).

Михаил Разумовский (Александр Зверев)

Сериал «Бандитский Петербург»: актер Михаил Разумовский в роли Александра Зверева | kino-teatr.ru

Оперуполномоченный УР Александр Зверев выступает на первый план повествования в 5-м фильме под названием «Опер». Честный служитель закона влюбляется в женщину с запятнанной судьбой и оказывается втянутым в водоворот непредсказуемых событий.

Петербургский актер Михаил Разумовский, обаятельный и харизматичный артист театра и кино, отдает предпочтение работе на сцене. Несмотря на это, в его фильмографии присутствуют роли в телевизионных проектах. Актер участвовал в проектах: «Агентство НЛС» (Уханов), «Улицы разбитых фонарей» (Леня Деркач), «Мангуст» (Градов), «Стая» (Иноземцев), «Пепел» (Карнаухов).

Кирилл Лавров (Юрий Михеев, «Барон»)

Сериал «Бандитский Петербург»: актер Кирилл Лавров в роли «Барона» | kino-teatr.ru

Однажды вор в законе по кличке «Барон» ограбил квартиру, где хранились картины кисти Рембрандта. Вновь угодив в тюрьму, криминальный авторитет просит журналиста забрать картину у супруги и вернуть ее на законное место.

В роли Юрия Михеева, «Барона» на экране предстал неповторимый Кирилл Лавров. Актер БДТ им. Товстоногова, прошедший Вторую мировую войну, не имел профессионального образования. Это не помешало ему создать запоминающиеся экранные и сценические образы.

Кирилл Лавров оставался востребованным исполнителем до конца жизни.

Увидеть его работы можно в фильмах: «Живые и мертвые» (Синцов), «Мой ласковый и нежный зверь» (граф Карнеев), «Соль земли» (Максим Строгов), «Магистраль» (Константин Уржумов), «Мастер и Маргарита» (Понтий Пилат).

Дмитрий Певцов (Сергей Александрович Челищев, «Черный адвокат»)

Сериал «Бандитский Петербург»: актер Дмитрий Певцов в роли «Черного адвоката» | kino-teatr.ru

Следователь Челищев становится главной фигурой второго фильма цикла «Бандитский Петербург». Под видом бандита он внедряется в преступную группировку и ведет расследование убийства своих родителей.

В актерской карьере Дмитрия Певцова сериал сыграл немалую роль. Он был одним из первых в числе телевизионных проектов с участием артиста.

Как и во многих кинокартинах, Певцов воплотил на экране сильного духом, мужественного персонажа, которому благоволят все женщины.

Сравните работы Дмитрия Певцова в лентах: «По прозвищу Зверь» (Савелий Говорков), «Тонкая штучка» (Валерий Гаранин), «Турецкий гамбит» (граф Зуров), «Попса» (Дима), «Борис Годунов» (князь Воротынский).

Алексей Серебряков (Олег Андреевич Званцев, «Белый адвокат»)

Сериал «Бандитский Петербург»: актер Алексей Серебряков в роли «Белого адвоката» | vokrug.tv

Олег Званцев, «Белый адвокат», в первых сериях играет второстепенную роль в повествовании. Он – лучший друг Челищева, неожиданно погибающий в одной из серий. Позже сценаристы воскресят персонажа, сделав его соперником главного героя, «Черного адвоката».

Роль Званцева стала знаковой в карьере Серебрякова. Оценив ее, на актера обратили внимание постановщики, готовые предложить исполнителю реализоваться в различных амплуа.

После выхода на экраны сериала «Бандитский Петербург» Серебряков снялся в фильмах: «Глянец» (Стасис), «Обитаемый остров» (Странник), «ПираМММида» (Мамонтов), «Левиафан» (Николай Сергеев), «Легенда о Коловрате» (князь Юрий Рязанский).

Ольга Дроздова (Екатерина Званцева)

Сериал «Бандитский Петербург»: актриса Ольга Дроздова в роли Екатерины Званцевой | kino-teatr.ru

Екатерина Званцева становится героиней любовного треугольника. Жена «Белого адвоката» влюбляется в Челищева, пока супруг находится в тюрьме. Давняя подруга «Черного адвоката» находит спокойствие в его объятьях до момента освобождения мужа.

Ольга Дроздова стала первой исполнительницей роли Екатерины Званцевой. Позднее ее заменила Анна Самохина. Карьера актрисы небогата на роли первого плана.

Будучи замужем за Дмитрием Певцовым, исполнительница не раз составляла ему дуэт на съемочной площадке.

Оценить дарование Ольги Дроздовой можно по лентам: «Алиса и Букинист» (Алиса), «Королева Марго» (Шарлотта де Сов), «Остановка по требованию» (Ирина Клёнина), «В круге первом» (Дотнара), «Легенда о Коловрате» (супруга князя Юрия).

Сериал «Бандитский Петербург» — трейлер (видео):

Источник: https://24smi.org/news/86338-serial-banditskii-peterburg-aktery-i-roli.html

Ссылка на основную публикацию